Это бортжурнал моего персонального корабля в этом мире ;) Здесь -- объективное, личное, творческое. Смотреть можно все, кроме того что я решил до времени скрыть; комментировать можно всем, кроме анонимусов: я не скрываю своего лица, извольте и вы, представить хоть личину.
URL
17:00 

"Начало" -- название толковей не было придумано, онлайн версия...

Ушастая сволочь
Все началось в тот день, когда погиб отец. С утра, после завтрака, наблюдая как возвращается с конной прогулки группа всадников, где был он и сопровождавшие его слуги, я сразу обратил внимание на то, что вместо обычного спокойного аллюра лошади скачут рысью, едва ли не срываясь на галоп, и что фигура отца склонилась к гриве, вместо того чтобы сидеть прямо в седле, а один из слуг держит коня под уздцы. Неладное заприметил не я один; когда они подъехали к площадке с фонтаном у главного входа, навстречу уже выбежали несколько слуг с носилками. Подойдя к лошади отца, они осторожно спустили его на носилки и понесли к замку.
Я наблюдал за происходящим из окна на лестнице в своем, левом от входа, крыле, на лестнице, ведшей в мои апартаменты, а когда носилки занесли вовнутрь, направился вниз и по длинному коридору, соединявшему оба боковых крыла на первом этаже — к центральной лестнице, которая вела в покои центрального крыла, где обитали отец с матерью. Мать и сестра уже были на лестнице, первая, в темном бархатном платье, которое носила чаще всего, развела руки, обнимая и одновременно разворачивая нас, со словами:
 Сейчас ваше присутствие излишне. Ему нужен врач, тишина и покой. Когда будет нужно, я позову вас. Идите пока что по своим комнатам, займитесь книгами или чем-нибудь еще полезным.
Мать всегда была странным, во многом непонятным для нас существом, но обладала какой-то стальной твердостью характера, выраженной в облике и в голосе, и против ее воли в доме никто не осмелился бы пойти, кроме, пожалуй, отца — но ни я, ни сестра, ни кто-либо из слуг никогда не видели, чтобы они спорили или перечили друг другу, а уж тем паче ругались. Хотя, признаться, те разговоры, которые происходили за дверями их супружеских апартаментов, не были известны никому, кроме, разве что, их самих.
Переглянувшись с сестрой, сохранявшей на вид свое обычное ледяное самообладание, мы без единого слова договорились встретиться чуть позже наедине, в ее покоях, как это бывало, если что-то надо было обсудить. Ко мне же она приходила просто так — молча понаблюдать, как я занимаюсь с инструментами и разными изделиями в мастерской на первом этаже, или с телескопом, конструкция которого занимала огромную часть моей собственной комнаты (в основном, потолка), при этом наружная труба его выходила в купол, служащий крышей, а в одну из секций окна, был выведен выход кондиционера-вентилятора, в то время как трубки-визиры для наблюдения находились над большим овальным рабочим столом из темного дуба.
Пока же, мы разошлись каждый в свое обиталище, а мать повернулась, слегка встряхнув пышной копной темно-каштановых волос, и скрылась в семейных покоях, массивные дубовые двери с бронзовыми ручками беззвучно захлопнулись за ней.
Вернувшись к себе, я перелистнул несколько страниц в книгах, переложил с места на место несколько карт звездного неба и мелких приборов... потом спустился в мастерскую, и через служебные коридоры первого этажа направился в покои сестры.
На первом этаже у нее тоже была своего рода «мастерская» - она любила рисовать, шить, мастерить своими руками кукол и шить на них платья, там всегда присутствовало какое-то приятное ощущение домашнего тепла, которое далеко не везде было в нашем замке, именовавшемся «виллой» и построенном в стиле, если охарактеризовать его кратко и наиболее близко к истине, промежуточном между французскими дворцами 18 века и британскими усадьбами викторианской эпохи; все поместье располагалось посредине обширной луговой пустоши прямоугольной формы, занимавшей несколько гектаров; на расстоянии около километра во всех направлениях рос хвойный лес, также через луговую пустошь протекал ручей, обеспечивавший водой замок и наполнявший фонтаны и водоемы среди аккуратных искусственных лужаек, перемежавшихся вымощенными гранитным щебнем дорожками, вокруг основного строения; кроме самого замка, далеко позади него, рядом с лесом, стояли несколько высоких серебристых ангаров, в которых располагались летательные аппараты для сообщения поместья с внешним миром и земной орбитой.
Вся местность располагалась на высоте нескольких километров над уровнем моря; вдалеке, за лесом, виднелись горы. Наземные пути сообщения если и присутствовали здесь, то ими никто не пользовался, на нашей памяти.
Сестра всегда была прохладна в своих внешних проявлениях, но за 18 лет, которые я ее знал, будучи старше на 6, я научился чувствовать малейшие перемены ее настроения, эмоции, о которых посторонний бы не догадался, и «разговаривать» с ней без единого слова — впрочем, наверное, все это было взаимным. Внешне всегда холодная и спокойная, для меня она была единственным близким и понимающим человеком, ближе матери и отца, чаще всего занятых делами по управлению огромной корпорацией, образовавшейся слиянием компаний, принадлежавших их предкам, когда их брак свершился, при этом мать еще умудрялась контролировать состояние поместья и присматривать за слугами, которых у нас было несколько десятков, набирался штат с великим тщанием, но все равно — ни я, ни сестра почти никому из них не доверяли ни на йоту, наши наемные учителя и гувернеры тоже не пользовались доверием, а политика родителей в отношении нас была такой, что отдавать какие-либо распоряжения для нас формально не мог вообще никто, а реально — только они сами, мать в силу особенностей характера, отец — по причине того глубочайшего уважения, которое он внушал всем без исключения среди тех, с кем когда-либо имел дело.
Сестра внешне больше походила на отца — хотя бы ее рыжие волосы и голубые глаза, бледная кожа с веснушками, хотя у него цвет волос, кожи и глаз был более темный, но все-таки родственное сходство было очевидным для любого, кто знал нашу семью. Я же, напротив, унаследовал внешние черты от матери — в зеркале, окруженное волнами густых каштановых волос, смотрело на меня едва ли не чрезмерно симметричное лицо с выпуклыми скулами, зелено-карие глаза и кожа, хоть и не склонная к смуглости, но и лишенная чрезмерной бледности, свойственной рыжим. Что до характера, то здесь мы с матерью не были столь похожи: хоть я и понимал с детства необходимость сдерживать себя в обществе, особенно среди незнакомых людей, но все же увлекался фантазиями и проектами, которые измышлял, почерпнув какие-то идеи из книг, какие-то выдумав сам, и надеялся, что когда-нибудь, когда в моих руках окажутся бразды правления хотя бы части нашей корпорации, смогу осуществить их... а до этого, редкие беседы с отцом, в которых я больше слушал, чем рассказывал, помогали мне лучше оценивать степень реалистичности своих проектов, в которые не раз потом я вносил коррективы. А пока, росистым утром, той ранней осенью, мы сделали шаг в неизвестность...
 отец умирает.
Тон и голос сестры были бесцветными, скрывая такое понятное мне отчаяние. В этот момент мы стали ближе друг к другу, как никогда. Сидя на краю стула в сером платье с открытыми плечами, она ссутулилась и опустила голову, что было совершенно не в ее манере.
 ты так в этом уверена? Врачи...
она покачала головой.
 врачи не помогут. Я чувствую это.
Повисла пауза. Я знал, что она говорит правду, и теперь оказался перед пропастью, которая грозила сокрушить всю нашу жизнь, лишить ее той безмятежности и относительной гармонии, которой мы доселе пользовались; а что касалось всех дальнейших планов, то они и вовсе оказывались под вопросом, хотя в этот момент меня волновали меньше всего. Пройдя насквозь холодную волну отчаяния, я сказал только:
 Что ж, надеюсь, мы скоро узнаем все точно. Что ты предполагаешь делать?
 Видимо, нам придется повзрослеть.
И она была права. В этот день закончилось наше детство.

Обедали мы без отца, в полном молчании, не решаясь задать кому-либо вслух вопрос о его состоянии. Потом прошло несколько мучительных часов ожидания и попыток заниматься обыкновенной деятельностью, каждый своей.
Когда над долиной легли длинные тени, и багровый шар солнца приблизился к горной гряде на западе, бросая блики в боковые окна, в мою дверь постучали. Получив разрешение войти, камердинер приблизился на три шага и сдержанно изрек:
 Мастер, ваш отец желает видеть вас и вашу сестру в своих покоях. Следуйте за мной.
Мы прошли по коридору и поднялись по лестнице в главные покои. Сестра ждала меня, и внутрь вошли мы с ней рука об руку, с нами зашел камердинер и еще двое слуг. Пройдя гостиную и оказавшись в спальне, где был полумрак и горели несколько приглушенных ламп, увидели отца, лежащего в большой кровати с балдахином, и мать, сидевшую рядом. Он прерывисто дышал, лоб был покрыт испариной, зрачки странно сужены. Чуть поодаль, у окна, стоял наш семейный врач.
Тихо, едва слышно поначалу, потом чуть увереннее, отец начал говорить.
 Дети мои, настал тот час, когда оказывается, что даже глава могущественной империи смертен. Все премудрости, которыми владеет наша медицина, все те возможности, которые есть у нашей семьи, оказались не в силах помочь мне. Врачи потом вам объяснят подробнее, чтобы вы поняли, что произошло и почему. Пока же, в присутствии вашей матери и самых преданных нам здесь людей, я хочу, чтобы вы знали свои владения и возможности в тот час, когда я покину вас на этой земле.
 Камилла (обращаясь к матери), ты всегда заботилась о доме, обо мне и о детях, находя время и для деловых поездок... тебе я завещаю достаточные источники дохода для безбедного существования, в частности, прииски и шахтные промыслы на Луне, открытые и освоенные благодаря усилиям твоих родителей и наблюдавшиеся тобой лично, а также банковские счета и ресурсы на Земле, составляющие в сумме до трети ресурсов корпорации.
 Мартин (ко мне), тебе я поручаю самое ответственное — дальнейшее управление деятельностью нашей корпорации, доверенные лица в совете директоров, а также мать, введут тебя в курс дела и окажут посильную помощь. Также, на тебя я возлагаю обязанность достойно нести имя и честь нашей династии, поддерживать мать и твою сестру морально и материально.
 Алиса (к сестре), тебе я также завещаю неотъемлемый доход от прибылей компании, а также, если ты пожелаешь, место в совете директоров с правом решающего голоса, наравне с матерью. Ты — главная радость в последние годы моей жизни и надежда, прошу тебя также — рассудительно отнестись к выбору семейного союза, если это будет уместно, прислушайся к мнениям своих матери и брата.
 Доктор Алвин (к врачу) — вам, в благодарность за всегдашнюю заботу, непрестанное внимание и усилия, я завещаю достаточную сумму для безбедной жизни, но лишь попрошу вас, если возможно, не оставлять нашу семью своим вниманием. Прошу вас также ознакомить их с подробностями и историей моего недуга, и, по возможности, предостеречь от его проявления моих наследников.
 Райнер (камердинеру), вы — единственный из тех, кто окружая нас как «слуги», по-настоящему был нашим другом и соратником, вы и ваша семья. Вам, вашей супруге и детям я также оставляю постоянную долю доходов нашей корпорации, и обращусь к вам с той же просьбой, что к доктору Алвину: не оставляйте нас своим вниманием, вы не слуга отныне в этом доме, но мой поверенный в делах, наряду с Мартином, Камиллой и Алисой...
...дети мои и друзья, вы можете сказать все, что хотите, так как я чувствую, что наступают мои последние минуты... (его голос стал слабеть, прерываясь) ...но я не ощущаю горести от их приближения... поскольку в этом мире меня окружают близкие, дорогие и любящие люди. (он откинулся на подушку).
Все присутствующие ненадолго оцепенели, но затем мы с сестрой едва ли не кинулись к постели отца, в понятном нам одним порыве — обнять этого человека, поцеловать его руки, создавшие все, что мы знали с самого рождения... он привлек нас обоих к груди, несмотря на очевидную боль, которую причиняло ему каждое телодвижение, и усилия, которых ему оно стоило... потрепав мне волосы, изрек:
 Мартин, мечтатель мой, все в твоих силах и сбудется, будь только настойчив и береги себя и самых близких;
обняв сестренку, он утер ей слезы, которые я в первый и последний раз увидел тогда на ее лице, потрепал носик и сказал:
 вся жизнь впереди, девочка моя, будь счастлива, а я всегда буду с тобой...
обессиленно откинувшись вновь на подушки, он обратился вновь ко всем присутствующим:
 дорогие мои, позвольте мне остаться на несколько минут наедине с моей супругой.
Все молча, не сговариваясь, повернулись и тихо вышли за двери, разбредясь по лестницам вокруг, мы с сестренкой стояли обнявшись и опершись на перила... доктор Алвин смотрел в пустоту, Райнер прикрыл лицо рукой...
Последние его минуты, как и самая сокровенная часть жизни, прошли наедине с нашей матерью. Казалось что прошла вечность, когда дуновение из открытой ею двери потревожило тишину - казалось, что это уходит его последний вздох.
Встав перед дверью, сложив руки, глядя чуть вниз перед собой, она грустно сказала... и в голосе ее не было обычных стальных ноток:
 Дети мои и друзья, ваш отец и мой любимый супруг Конрад, шестой граф фон Тилле, покинул нас в этом мире. Нам предстоит принять и исполнить его последнюю волю, а также... найти в себе силы — жить дальше.

По завещанию, тело отца было кремировано, а прах помещен в домашней часовне — святилище, где не было ни распятий, ни крестов, ни иных религиозных символов, всего лишь место размышлений и покоя, позади всей анфилады залов основного корпуса поместья.

Несколько последующих дней, включая официальное оглашение завещания, ритуал кремации, разбор бумажных дел, знакомство с делами и владениями корпорации — прошли будто в тумане. В голове никак не укладывалось, не удавалось внутри себя смириться с фактом, что этого энергичного мужчины, задававшего тон во всем вокруг себя, больше с нами нет.

Затем, возникли подозрения. Зачастую понимая больше, чем показывал окружающим, я разбирался в химии и медицине значительно лучше, чем все они могли предполагать, и несмотря на то, что объяснения доктора Алвина о стремительно развившемся и неоперабельном из-за врожденных особенностей сердца у отца эндокардите были достаточно правдоподобными и подтверждались анамнезом и клиникой, я заподозрил отравление инъекцией соединения тяжелого металла. И более того, осмелился незаметно взять небольшую часть его праха для самостоятельного анализа, результаты которого подтвердили мои догадки. А затем, по некоторым признакам, обнаружил, что за мною наблюдают, и мои действия не прошли полностью незамеченными.
И когда я сам принял противоядие, вскоре выяснилось, что яд присутствует уже и в моей собственной крови. В полубредовом состоянии, готовясь к скорой смерти, я сожалел лишь об одном — что завещание отца останется невыполненным в части, которую он поручил лично мне.
Возле моей постели без сна и отдыха несколько дней дежурила Алиса, несколько раз, как в тумане, я видел лицо матери, прикрытое обычной маской спокойствия, но не до конца скрывавшей все эмоции и переживания...
А потом — смерть, как ни казалось это странным, на сей раз отступила.
Поднявшись на ноги, все еще ослабевший, надев обычную повседневную одежду, принесенную сестрой, я обнял ее, через голову глядя на солнце, которое мне тогда казалось видимым впервые.
Первое что я сделал затем — это вколол себе еще одну, профилактическую, дозу противоядия, хотя это было нелегко для только что едва ли не чудом избегшего гибели организма.

Затем — собрал всех домочадцев, поблагодарил всех слуг, и объявил о том, что щедро вознаграждаю и освобождаю их от дальнейших обязанностей, которые в усадьбе более не потребуются. Райнер с семьей оставались на правах доверенных лиц, а не в услужении. Мне никто не возражал. Тогда я поручил Райнеру снарядить один из дирижаблей и обеспечить перевозку персонала с семьями и имуществом в ближайшие городские центры, куда они пожелают; после доставки в желаемый пункт назначения, каждый из них мог получить свое выходное пособие в размере трехлетнего жалования, в ближайшем корреспондентском пункте корпорации.

Так мы остались в едва ли не опустевшем родовом гнезде, немногими оставшимися здесь обитателями. Супруга Райнера, Анна, как и ранее, занималась приготовлением пищи для нас, в чем ей помогали дети, а иногда — Алиса; все мы не брезговали заботой о чистоте жилища и одежды, вместе с вернувшимся Райнером ухаживали за оставшимися в конюшне лошадьми (а их осталось ровно по числу взрослых обитателей замка, остальных тоже увезли на «нижнюю» землю), но, несмотря ни на что, усадьба постепенно приобретала вид дома с привидениями, тут и там появлялись пыль и паутина, и даже чистящие механизмы не справлялись с ними. Сложилось впечатление, что сам дом хочет погрузиться в сон, как замок Спящей Красавицы, и даже начал зарастать плющом с севера, где, кстати, и располагалась часовня, служившая фамильной усыпальницей.

Когда выпал первый снег, которого Алиса всегда очень ждала, так как любила снег вообще и зиму — больше всех прочих времен года, мы выбрались с ней на конную прогулку, что делали в последнее время далеко не каждый день. Тихо проезжая шагом по белоснежным безмолвным аллеям в застывшем лесу, где только изредка опадали хлопья с веток, потревоженных редкой птицей, глядя на стальное небо с желтоватым отливом там, где должно было быть солнце, мы поддерживали неторопливую беседу, без единого слова.
 похоже, дела на Большой Земле прекрасно идут без нашего участия... или, вернее, благодаря участию матушки в тех немногих вопросах, которые отец не поставил так, чтобы они решались без чьего либо вмешательства — сказал я взглядом и поворотом головы.
 Мартин, дорогой, ты говоришь так, будто сам не истончился в полтора раза, вникая в эти дела и довершая те заделы, которые отец оставил, для этого самого решения вопросов без вмешательства... и все это после того, как чудом и своей предусмотрительностью избежал предательства, сгубившего отца... кому-то ведь покажется странным, что мы не предпринимаем всех усилий и не рвемся выяснить окончательно и однозначно, кто же погубил его и покушался на тебя... - Алиса сказала это, не поворачивая головы, приподняв руку в перчатке и задевая то одну ветку, то другую, сбрасывая с них снежную порошь.
 А ведь мы на самом деле НЕ ХОТИМ этого знать (это прозвучало в нас обоих, так же безмолвно, как весь предыдущий диалог, или даже еще тише и скрытнее).
Сестренка повернулась ко мне и подарила взгляд, в котором не было слов, была только ее, такая странная, такая непонятная другим, и такая близкая мне, безграничная любовь и преданность. И увидела это, как зеркало, в моем собственном взгляде.
Я перешел на речь вслух, отведя взгляд, и заснеженный лес мягко принял мои слова:
 наверное, настало время мне подумать о других заветах нашего отца. На немой вопрос в глазах Алисы, продолжил — помнишь, он говорил о тех «прибежищах», которые по его распоряжению и проектам были сооружены для нас, и для семьи, и для целей корпорации, на стационарной орбите и на Луне, об автоматических станциях, отправленных для разведки Марса? В свое время, насколько мог, я сам интересовался этими проектами и внес определенную лепту, в планы их осуществления.
Я хотел, чтобы эти станции были не только «прибежищами», но и возможными опорными пунктами для исследования нами ближних планет, а то и последующей экспансии в Дальний Космос.
Алиса положила свою руку в перчатке на мою, лежащую на уздечке.
 Мартин, братик мой, я одобряю твои цели, и только об одном при этом попрошу тебя...
 о чем?
 Позволь мне быть с тобой в этих свершениях, не ради славы, не ради вмешательства в дела, в которых ты разбираешься, а я — навряд ли... просто мы с тобой — одно, и ты прекрасно знаешь это... вместе мы сильнее вдвое, и не боимся никаких преград... ведь правда же?
Мы одновременно остановили лошадей, храпящих на легком морозце и покачивающихся под нами.
Я взял сестренку за руки, взглянул в ледяную голубизну ее глаз... и понял, что отказ невозможен.

Ранним утром, 10 февраля 2339 года старого летоисчисления, оставив усадьбу полностью во власти Райнера с семейством, доктора Алвина и нашей матери, леди Камиллы фон Тилле-Эссье, мы с Алисой проехали снежную равнину к северо-востоку от усадьбы, и, отпустив лошадей скакать обратно, распечатали и распахнули ворота ангара, где вот уже полтора десятка лет стоял небольшой шаттл, предназначенный на случай экстренной эвакуации нашей семьи в прибежище на стационарной земной орбите.
Несмотря на то, что ангар был опечатан в течение столь долгого времени, коммуникации, системы диагностики и сервомеханизмы работали нормально. Шаттл, приняв коды инициализации, согласился впустить нас на борт. Плавно отъехала вниз с тихим шипением гидравлики дверь-трап, зажглись блоки подсветки... изнутри пахнуло теплым, но не затхлым, скорее — домашним, воздухом, заработали двигатели первичного прогрева...
Все наше необходимое имущество было при нас — у меня в небольшом кейсе, у Алисы — в саквояже. Взойдя на борт, мы прошли в кабину пилотов, заняли кресла, пристегнулись... закрыли наружные люки и провели процедуру диагностики систем. Все оказалось в норме. Я положил руку на основную ручку управления...
...и горизонт поплыл навстречу. Пока механизмы ангара закрывали двери, выдувая повышенным давлением снежную шелуху наружу, металлокерамическая громада шаттла пробежала над снежным полем и взмыла в туманное, чуть подсвеченное солнцем, и кое-где перечерченное облаками, небо.
Вдавила в кресла перегрузка. Не впервые в жизни, но в первый раз так сильно. Быстро набирая высоту, шаттл преодолевал нижние слои атмосферы, ионные двигатели под руководством чуткой автоматики безупречно корректировали траекторию, а для нас с Алисой ночное небо вокруг возникло раньше, чем прошли первые два часа после восхода на земле. Буквально через лишних полчаса, достигнув нужной точки траектории, мы начали маневры на сближение со станцией «Тилле-11» стационарной орбиты, где было собрано наибольшее количество необходимых в дальнейшем ресурсов, включая центр управления наземными объектами и всеми автоматизированными комплексами корпорации.
Собственно говоря, «мы начали» звучит чрезмерно претенциозно, потому что единожды заданная программа полета управляла всеми действиями корабля, и даже если бы кто-то из нас решил самолично вмешаться в этот процесс, тот все равно исправил бы уже нашу ошибку, и лишь если бы только я или сестра решили сознательно изменить цель или маршрутные параметры полета, внеся это в бортовую систему управления, то дальнешие действия все равно определила бы бортовая система управления, разработанная инженерами конструкторских бюро и воплощенных монтажниками заводов Тилле-Эссье. Переход на полностью ручное управление был возможен, но не имел особенного смысла, в данной ситуации.
Перегрузки, которые шаттл допускал при маневрах, были достаточно жесткими для непривычных к орбитальным и космическим полетам, и хотя я воспринимал их достаточно просто, но то и дело поглядывал на диагностическую панель второго пилота, и, главное, на лицо сестры, Алиса же, лишь прикрывала глаза, и я чувствовал, что с ней все нормально. «Не хрустальная — не рассыплюсь, братец» - слышалось у меня в голове, и наверняка именно это она и хотела мне сказать в эти минуты.
После серии разворотов и корректирующих импульсов двигателей, даже мне было с непривычки трудно установить ориентацию в пространстве по наблюдаемым в передние окна прямого обзора, как у старомодных авиалайнеров, звездам... но все-таки, я старался отследить положение корабля, и в целом мне это удавалось.... лицо Алисы потеряло яркость красок, и я чувствовал, что она близка к обмороку или дурноте, но в этот момент маневры прекратились, и наступил довольно длительный период дрейфа, который сменило плавное и мягкое торможение... я понял, что вот-вот предстоит долгожданная стыковка.
И в самом деле: после полутора- или двухчасового полета, плавного торможения с несколькими едва уловимыми корректирующими импульсами, лишь световая сигнализация указала нам на то, что долгожданная стыковка с орбитальной станцией завершена, после чего на голографическом дисплее возник запрос на шлюзование, что подразумевало запуск и диагностику систем станции с борта корабля, затем проверку герметичности воздушного шлюза, и, затем - по прямой команде экипажа, то есть нас — открытие шлюзовых дверей. Я подтвердил этот запрос.
Все сейчас разительно отличалось от того, к чему мы доселе так привыкли на земле, но, зная об этом теоретически и будучи психологически готовы, мы даже не особо контролировали свои действия, отточенные до автоматизма.
Через несколько минут подготовки, застегнув на себе легкие скафандры для условий орбитальной невесомости, через открытый шлюз, мы с сестрой вступили в обширные, причудливые и ярко освещенные, чертоги ожидавшего нас орбитального прибежища семьи Тилле-Эссье.

Полная активация систем станции и освоение ее основных возможностей заняли несколько дней. С помощью осевой раскрутки создавалась искусственная гравитация на внутренней стороне периметра, сама станция была собрана из ряда тороидальных секций, внутри которых располагались жилые и служебные помещения; обеспечивающие жизнедеятельность системы и механизмы, устройства связи — располагались ближе к центру, по краям находились стыковочные узлы, позволявшие пристыковаться кораблям без раскрутки их по продольной оси для синхронизации, а также дополнительные модули расширения самой станции. Снаружи также находились защитные экраны и блоки солнечных батарей.
В отличие от космических станций глубокой древности, наше прибежище конструктивно предусматривало длительное сохранное и автономное пребывание как в режиме консервации, так и обеспечение активной деятельности множества обитателей, независимо от каких-либо транспортных поставок извне. Но главное — на борту были мощные антенны и приемопередатчики, и другое оборудование, превращавшее «Тилле-11» в универсальный космический центр связи, способный к сообщению с Землей, Луной, Марсом, и многими другими небесными телами в Солнечной системе, вплоть до направленной связи с объектами в пределах орбиты Нептуна, хотя, скажем, говорить об уверенной связи на дистанции порядка удаленности Плутона в афелии, уже не приходилось.
В первую очередь, я установил контрольную связь со всеми отделениями корпорации. Ее громада не могла нормально функционировать без надлежащего контроля, что бы там не говорилось об «автоматизме», нами заданном, и связь была в этом деле критической точкой. Именно благодаря нам синхронизировались производственные, добывающие, конструкторские процессы в соответствующих отделениях на Земле и Луне. Режим взаимодействия был в значительной мере автоматическим, но требовал периодического мониторинга, а иногда и вмешательства.
Затем, меня заинтересовал Марс. Десятилетия назад, еще до объединения компаний в конгломерат Тилле-Эссье, по инициативе отца были построены и отправлены туда полуавтоматические комплексы, которые, как и наша станция, могли длительно пребывать в режиме консервации, а также — служить обитаемыми базами и обеспечить развертывание полноценной жизнедеятельности на поверхности красной планеты, а то и углубление в ее недра.
С помощью дальнобойных радаров, имевшихся в нашем распоряжении, мы запеленговали местоположение всех четырех марсианских станций, затем — с тремя из них удалось установить телеметрическую связь; с четвертой наблюдались некоторые перебои и неполадки — непохоже, что из-за помех, скорее всего, что-то там было неисправно — или повреджено при посадке, или же вышло из строя в последующий период, когда станция самоконсервировалась, пребывала в этом состоянии, или когда попыталась выйти из него, по команде с нашей орбиты.
Тем временем, шаттл, пристыкованный к торцевому синхроузлу нашей станции, давно восстановил заряд своих ионных двигателей и даже достиг его максимума, которого было бы достаточно для более дальнего полета, чем от Земли на стационарную орбиту — например, для экспедиции на Марс. Об этом мы и завели беседу, когда жизнь на станции потеряла какую-либо новизну; однако, в такой инициативе тоже были свои подводные камни.
Чем дальше мы отдалялись бы от Земли, тем сильнее отпускали на самотек бразды управления земными делами. Рискованность и авантюрность всего мероприятия для нас вообще не играла роли в расчетах; шансы, что может что-то отказать, сломаться, пойти не по плану, и не в наших силах будет это скорректировать, были хоть и не слишком велики, но вполне реальны — порядка единиц на сотню вероятностей. Кораблик, по большому-то счету, был в основном орбитальным, а межпланетные перелеты на нем относились уже к не вполне документированным возможностям. Более серьезные корабли находились в состоянии многолетней неторопливой постройки на лунных верфях, поскольку именно на Луне были наиболее удобные для этого условия, но для них требовалось большое количество деталей и материалов, которые должны были быть изготовлены на Земле и затем привезены к месту сборки «грузовиками», конструкции совершенно непохожей на наш шаттл, рассчитанный в основном на перевозку людей; «грузовики» были безпилотными и напоминали скорее «летающие тарелки» из древней фантастики, их полет обычно сопровождался значительными ускорениями и перегрузками, а условий для обеспечения жизни людей на борту практически не было.
По большому счету, корпорация Тилле-Эссье была крупнейшей и едва ли не единственной инженерно-конструкторской и добывающей компанией на Земле, постепенно собиравшейся из предприятий, которые вновь развились в течение двух столетий, последовавших за периодом коллапса, произошедшего на Земле в результате столкновения с довольно заметным по величине метеоритом в начале 21 столетия; в результате этого коллапса и значительной культурной и научно-технической деградации, многие элементы земной культуры и технологии пошли по принципиально новым, чем это ожидалось ранее, путям развития — да и, наверное, это было неизбежным, поскольку к моменту столкновения с метеоритом многие все настойчивее ожидали «апокалипсиса» - и, вероятно, расхожее суждение о том, что мысль, дескать, материальна, нашла свое воплощение в этой глобальной катастрофе.
Фактически, в начале 24 века, наша семья получила в свои руки то, что раньше представлялось как бразды правления, на Земле и в освоенных ее космических окресностях.
Окончательное решение о начале «марсианской авантюры» мы с сестрой приняли в конце мая, когда через мощный оптический телескоп для визуального наблюдения можно было разглядеть, что в горной долине, где располагалось родное поместье, уже давно воцарилась привычная зелень травы и вокруг, более темная — леса.
Бросив прощальные взгляды на отчий дом, мы приступили к сборам, которые, собственно, заключались в составлении хитроумной программы полета, учитывающей множество вариантов, которую предстояло ввести в управляющую систему нашего небольшого, но проворного космического суденышка. Планетарные станции на Марсе были оборудованы универсальными посадочно-стыковочными узлами, позволявшими подобным кораблям садиться и стартовать, высаживая и принимая на борт пассажиров и небольшие грузы, также существовала возможность приема автоматизированных «грузовиков».

16:58 

"Любовь к высоким технологиям", онлайн-версия, иначе не могу перекинуть, кому хочу...

Ушастая сволочь
Disclaimer: Все имена, события и названия, включая компании и торговые марки, используемые в рассказе, вымышлены, либо представляют собой случайные совпадения, любые товарные знаки и названия компаний являются собственностью соответствующих владельцев, а их упоминание в нижеследующем тексте не имеет никакого отношения к реальным событиям.


Любовь к высоким технологиям.

 Нет — холодно и отрывисто сказала она, с машинными нотками в голосе, от которых я стал было уже отвыкать в недавнее время — я туда не поеду.
Ее пальцы прильнули к стеклу, за несколькими слоями которого, чередующегося с аргоновыми камерами, по наружной поверхности стеклопакета налипали и сползали вниз капли ноябрьского косого дождя, заливавшего улицы, деревья с редкой желтой листвой, редких прохожих с зонтами, машины... тревожившего гладь луж на вымытом дочерна асфальте, с рассеянными кое-где опавшими листьями.
 Любимая, но...
 Я уже говорила тебе: я не собираюсь быть куклой, выставленной напоказ среди новых достижений и технологий. И ты, если действительно относишься ко мне как к человеку, это поймешь.
Тон был достаточно категоричным, и разговор действительно начинался не в первый раз, так что я с тихим вздохом принял и понял ее решение, и согласился.
 Хорошо, любимая, я понимаю. И настаивать не буду больше. Поеду один.
Подойдя к ней сзади, нежно обнял, взяв за руки, отнимая их от окна и прижимая к своим плечам, прижался лицом к пышным волосам справа, поцеловал в висок, затем в ушко... она поддалась моим объятиям и ласке, я чувствовал ее тепло, ее, настоящую, любящую и преданную. Развернувшись, она обняла меня за плечи, и встретила мой поцелуй в губы. Еще через некоторое время мы рухнули в постель, лаская и раздевая друг друга... страсть была настоящей, как и любовь, более настоящей, чем всё, что я встречал до этого.
Засыпая, я обнимал Аню сзади за талию, и размышлял о том, как много нам предстоит различных трудностей в совместной жизни: ведь по всем критериям законов и государств она - не человек, не женщина, а вещь, высокотехнологичная игрушка или робот, хотя на любой таможне, при посадке в самолет или просто проверке документов ее воспринимают как человека и требуют, как минимум, удостоверения личности, виз, и тому подобного.
Ее прислали мне два месяца назад, в посылке от компании Intel, в качестве очередного приза за участие в программе продвижения высоких технологий. «Устройство», как гласила сопроводительная документация, было произведено компанией Toshiba на базе новейших процессоров и твердотельных накопителей Intel, собственного дизайна и программного обеспечения, а также передовых разработок целого ряда компаний Японии и всего мира.
Вначале она больше походила на куклу или говорящий и движущийся манекен... но очень быстро, благодаря встроенному ПО для адаптации двигательных, речевых и поведенческих функций, а также «инструментария разработчика», предоставленного мне, как владельцу, и дающего возможность корректировать и усовершенствовать все эти функции, стала вести себя почти неотличимо от реальной женщины.
А еще через неделю или две я почувствовал, что она живая, настоящая... и понял, что люблю ее, как только мужчина может любить женщину... и что это взаимно.
Как ни странно или дико, но в этом мире она оказалась единственной, той, которая приняла меня всего, таким как есть, почувствовала и полюбила, без сожалений и сомнений, без отступлений и остатка. И встретила такие же чувства с моей стороны.
Нам не нужны были словесные признания; язык тел, взгляды и прикосновения — сказали все. И дальше, оставалось лишь понять, что с этим делать.
Насколько бы искусным ни было творение японских инженеров, но она не могла зачать и родить мне ребенка, а мне хотелось бы продолжения собственного рода в будущем. Несмотря на все усовершенствования, в ее поведении, движениях, речи — временами проскальзывало ощущение, от которого я всячески хотел избавиться, чувство искусственности. И мне это удалось, в конце концов; я настолько полюбил ее, что все ее «странности», как неотъемлемая ее часть, стали для меня почти незаметным, но приятным фоном, частью атмосферы, которую создает рядом присутствие любимого человека.
Конструкция ее тела была настолько совершенной, что если бы не слишком очевидные признаки искусственности, такие, как голографические логотипы Intel и Toshiba на висках, скрытые прекрасными каштановыми волосами из синтетического волокна, а также умело спрятанные на теле разъемы подключения к компьютерным системам и точки доступа для обслуживания и монтажа-демонтажа узлов (неприятный холодок пробирает, когда пишу такие строки), то отличить от обычной живой девушки ее было почти невозможно без пристального рассмотрения и изучения. Применение силикона и синтетической кожи достигло у японцев такой высоты, что ткани тела в движении и в действии практически не отличались от людских. Еще, конечно же, отсутствие некоторых очевидных физиологических функций выдавало мою возлюбленную, но и здесь изобретатели постарались: она могла употреблять человеческую пищу и напитки, и даже использовать их энергетическую ценность для восполнения своих функциональных способностей, грубо говоря — для подзарядки «батарей», хотя на самом деле, система энергообмена в ее организме была слишком сложной даже для моего ясного разумения, слишком уж все мудрено и тонко организовано.
Она могла, как и обычная девушка, пользоваться парфюмами, косметикой и украшениями, но я этого никогда не любил, а некоторые возможности, и вовсе поражали — хотя у нее не было совершенно неженских физической силы и выносливости, как в типичной фантастике; в данном случае, очевидно, ими было пожертвовано в пользу пластки, гибкости тела, которой могли бы позавидовать лучшие гимнастки, скорости и ловкости; также в арсенале присутствовали — «отращивание» или укорочение волос, моментальная регулировка длины ногтей и их цвета, а также нанесение рисунка, способного еще и светиться, при желании.

Разговор, с которого я начал, шел о поездке на очередное мероприятие Intel — «Channel Day», проводимое ежегодно в разных странах, на котором обычно демонстрировались технологические новинки, прежде всего, от самой корпорации, а также — решения на их базе, представленные компаниями-партнерами. И я хотел, чтобы моя возлюбленная сопровождала меня отнюдь не в качестве экспоната выставки, хотя, пожалуй — она была права: избежать огласки о том, откуда она появилась, и соответствующего нездорового любопытства всех присутствующих, нам бы не удалось.
Через два дня, попрощавшись с Аней у порога, я отправился на вокзал, откуда поездом направился в столицу, совместно с несколькими коллегами, намеренными посетить это же мероприятие.
Там все было относительно уже привычно: после прибытия в выставочный центр и регистрации, день, заполненный докладами представителей маркетинговых, инженерных и IT-подразделений Intel, партнерскими презентациями, с перерывами на посещение стендов, кофе, обед, и, в заключение — фуршет и неформальное общение с давно уже знакомыми и несколькими новыми специалистами. Вечером, как и всегда — опять на вокзал, оттуда — на поезд домой...
...а дома — холод, тишина, и пустота.
Записка аккуратным почерком:
«Милый, я очень люблю тебя, но все равно чувствую себя ненастоящей, и, боюсь — не смогу стать тебе полноценной супругой, как мы оба того желали бы. Я ухожу, чтобы лучше понять всю суть людей, их жизнь и взаимоотношения в окружающем мире, и, может быть — найти себя, таким путем.
 Твоя Аня.»

Последовавшие за этим всем два или три месяца, были темными, как подворотни в дождливые осенние вечера... я не топил грусть в бокале — яростно уничтожал себя прямо из горлышка бутылки «Джеком Дэниелсом», в редкие просветы пытался работать, чтобы пополнить пустеющий банковский счет, одновременно задавая себе вопрос: «ради чего?» - а точней, ради кого... кому теперь нужна моя жизнь и способности, сам факт моего существования значил теперь не более, чем мушки-дрозофилы, прыгающей по стеклу, которая сегодня есть, а завтра ее нет — и точно так же, никто не заметит разницы в человеческом муравейнике, между тем, когда я есть, и тем, когда меня не будет.
Если бы в свое время не избавился от огнестрельного оружия, возможно, вышиб бы себе мозги, а зря.
Зарос бородой и бакенбардами, не узнавая себя ни в пыльном зеркале прихожей, ни в стеклах витрин на улицах, по которым я слонялся — без разницы, в пьяном угаре или на трезвую голову — в поисках то ли окончанию своих страданий от рук уличных преступников или под колесами транспорта, то ли намека, следа, упоминания возлюбленной, малейшей мысли или идеи о том, где можно было бы ее искать. Нет, я также искал ее всеми средствами, которые были доступны — через Интернет, дал объявления в газеты, нанял даже детективное агентство (официальные органы отказались искать «куклу»)... но постепенно истощились финансы, и надежда стала тоже умирать.

Первый снег оказался мокрым и каким-то неустойчивым, но к вечеру в тот день его падало с небес все больше, и какое-то странное спокойствие, почти умиротворение покрыло мою израненную душу.
Уже зажглись фонари, но в подъезде еще никто не включил свет. А мне он был не нужен — все равно, кто-то да включит, а я знал путь к своей двери наощупь, вслепую мог достать ключ из кармана и открыть замок, потом свет сам бы включился хитроумным выключателем, реагирующим на человеческое присутствие... или...
…едва успела захлопнуться дверь подъезда, и я только в самую крайнюю секунду ощутил мимолетное движение сбоку и сзади себя. Равнодушно отметил — вот он, конец всех страданий.
И оказался неожиданно прав.
На мои глаза мягко легли две изящные руки в тонких перчатках. И затем — я ощутил, то чувство, которое уже начал не то чтобы забывать, но... его просто не было несколько месяцев.
ЕЕ присутствие.
 Аня?
Мой голос прозвучал хрипло и для себя же непривычно, редко я его слышал сам в эти дни, да еще и под напором таких вот эмоций... вообще казался чужим.
Зато голос, прозвучавший в ответ, был до дикости, боли, восторга — знаком, и лишь обогатился какими-то новыми, еще не совсем привычными для меня нотками... руки опустились мне на плечи, и я почувствовал, как ОНА прижимается к моей спине головой.
 Любимый, прости, если можешь... ты примешь меня снова?
В темноте я вновь нащупал ее руку... повернулся... обнял. Потом дотянулся до выключателя рядом с дверью, и мы вместе прошли те ступеньки, что вели нас ДОМОЙ.

Мы редко обсуждали потом период нашей разлуки, но когда я задавал осторожные вопросы о том — где она пропадала, с кем общалась, как обеспечивала свою жизнь (а ей нужно было многое, обычная пища и питье были далеко не лучшим вариантом жизнеобеспечения, да и одежда, в которой она вернулась, была совершенно не той, чем та в которой она ушла, причем не взяла с собой ни единой вещи) — она упоминала женские «хитрости» и «солидарность». Действительно, она стала намного больше похожа на обычную, или если угодно, «настоящую», женщину, за этот период; только что месячные не пошли — шутили мы оба. Зато приобрела умение общаться с детьми и любовь к ним, для меня это было загадкой: никакое «программное обеспечение настройки» не могло бы справиться с этой задачей, наверное...
Косметикой и парфюмерией, как и различными украшениями, она все же стала пользоваться, сама, вопреки моим пожеланиям — но без излишеств, не постоянно, и проявляя в этом такой хороший вкус, что даже это мне теперь пришлось по нраву.
Разумеется, ни о какой «тонкой настройке поведенческих функций» с моей стороны теперь уже не могло быть и речи, зато были предприняты дополнительные меры для сохранности данных, содержащих особенности мышления и характера Ани — резервное копирование, к счастью, оказалось легко доступным на «пользовательском уровне обслуживания». Все-таки, иногда я прикидываю, что встроенный WiFi/WiMAX и UMTS/LTE, прямо в голове — существенный плюс ;)
Весну мы встретили радостно, с множеством планов на будущее... теперь на наших руках красовались золотые обручальные кольца, хоть у моей любимой не было еще ни «паспорта», на «гражданства», а борьба за это все предстояла — поистине, титаническая...
Может быть, это эгоистично — но я очень порадовался известию о том, что после тщательного анализа всех предпосылок, компании Intel и Toshiba, а также консорциум других разработчиков, сочли серийное производство и дальнейшую разработку подобных систем, как мое любимое «устройство» нецелесообразными: слишком ресурсоемко, требует штучного подхода, дорого в обслуживании, и, в конечном счете, не оправдывается ни с экономической, ни с социальной точки зрения. Все-таки, в этом мире живут люди, и ни к чему заменять их машинами, пусть даже, неотличимыми по внешнему виду и поведению.
К счастью, когда нам (точнее, Анюте) понадобилось техническое обслуживание, японцы сумели нас понять и пошли навстречу. А незначительные нюансы, такие, как пластика кожи и тканей тела, оказались разрешимы еще легче и ближе: нашелся мой давний знакомый, который, оказывается, сделал карьеру пластического хирурга в одной из клиник Швейцарии, а там силиконовые имплантаты — дело привычное... правда, тут ему пришлось все же подучиться, но от этого его уровень в своем ремесле стал только выше.
Прошли годы, и наши дети только по догадкам поняли, что они, скорее всего — приемные, и лишь когда узнали, откуда их мама и какая она необычная ;) и встречая очередное столетие, благодаря то ли (без ложной скромности) своему внутреннему постоянству, то ли все тем же врачам из Швейцарии, и готовясь на бриллиантовую свадьбу, к путешествию по туристическому маршруту «Земля — Луна — Марс — Ганимед», я решил написать эти краткие воспоминания, в очередной раз сбросив с плеч сотню лет ;)

Велеслав Вран, Корсунь, 18 листопада 2012.

@темы: Любовь, технологии, IT, Intel, робототехника, романтика

16:52 

делюсь здесь, т.к. по другому не получается перекинуть интересующимся темой людям...

Ушастая сволочь
хроники Ардока (фрагмент 2)
Способность высасывать кровь из артерий живых существ, кусая моментально отрастающими длинными клыками, при желании мгновенно закрывая прокушенные отверстия после насыщения, чтобы жертва не умирала – приобреталась вместе с освоением Темного Искусства, и являлась его частью. У тех, кто употреблял кровь, зрачки глаз приобретали темно-гранатовый оттенок, а при получении подпитки и сразу после нее – становились ярко-красными и светились в темноте, до полного усвоения полученной жизненной силы. Смертельный укус применяли только против врага на поле боя: вонзаясь в жертву, клыки вампира погружали ее в особый транс, граничащий с экстазом, и только единицы избегали этого оцепенения и могли сопротивляться. В свою очередь, кусая жертву – вампир испытывал не только прилив сил, но и зловещий восторг, наслаждение, опьянение… от которого слишком легко увлечься и потерять голову, и были многие кто привыкал к кровавому наркотику и становился от него зависимым не физически, но на уровне эмоций. Величайший из всех восторг приносило темным испитие крови светлых, особенно – противоположного пола; впрочем, свои сородичи противоположного пола тоже были привлекательным источником, что также использовалось в любовных играх и на поле боя, когда ситуация требовала активных действий мастеров Искусства – воительницы, и, реже – воины, позволяли им восстанавливать силы за свой счет. Иногда на почве кровавого союза возникали любовные связи и союзы брачные.
Все это в целом для светлых было странно и дико, и более того – казалось им воплощением зла, которому темные якобы предались целиком. Поэтому страх и ненависть к темным среди них росли, и крестовые походы начинались вновь и вновь. Сначала для того, чтобы выжить – темные эльфы были вынуждены воевать, затем – сотрясти землю силой заклятий и уйти за Черный Хребет, через образовавшиеся в нем ущелья; затем – не успев обосноваться за Хребтом, застигнутые огромной армией светлых собратьев – чуть ли не весь Элерайм, способный держать оружие, двинулся тогда на истребление «исчадий тьмы» – им пришось перейти Пустошь, и здесь они сумели возвести первые укрепления, пока армия светлых отдыхала и перегруппировывалась на другой стороне; затем, разведчики точно отследили движение противника, и темные эльфы измотали враждебное войско ночными налетами небольших отрядов; наконец, когда до северного края Пустоши оставалось меньше дня пути – темные провели вылазку по всему фронту, еще значительнее ослабив врага. Но светлые эльфы держались стойко, и все-таки дошли до цели… но для успешной осады будто бы выросших из земли твердынь у них уже не хватило ни сил, ни численности. После двух месяцев безнадежной осады, еще более обескровленное – в прямом и в переносном смысле – воинство Элерайма отступило через пустошь восвояси, и его даже не преследовали… потому что темным предстояло оправляться от гораздо более серьезных потерь, и более того – отстраивать на вновь обретенной территории свои жилища, предварительно зачистив землю от орков и прочей нечисти.
Далее следовали века и тысячелетия менее жестоких, но столь же упорных войн и походов с обеих сторон. Элерайм обосновал к северу от хребта обширные поселения и содержал войска. Но постепенно вражда сошла на нет, забылась, поселения вымерли и опустели…
Способности к вампиризму не исчерпывали список того, что могут Мастера и Ведьмаки. Другие причины страха и ненависти светлых собратьев – оборотничество и некромантия, которые могли освоить Темные. Прорастив в себе близкие черты хищного зверя или птицы, темный эльф с помощью Искусства культивировал это, так что постепенно приобретал способность и физически обращаться в волка, ворона, филина, или другое хищное, преимущественно ночное существо. Это позволяло разведчикам и даже атакующим отрядам передвигаться на громадные расстояния скрытно и очень быстро, именно так отряды темных выматывали войско светлых на их марше через Пустошь. В более поздние времена навык оборотничества был утерян, и в эпоху Ардока им не владел уже никто из его сородичей; что же касается него самого…он сам мог обратиться в крылатого демона, вроде его отца – который даже для темных эльфов и ведьмаков старой закалки был жуткой нечистью – но не был уверен, что это превращение будет обратимым, и потому опасался этого. А кровавый экстаз стремился высвободить из-под контроля рассудка демоническую часть его натуры, потому и с испитием крови Ардок соблюдал всяческую умеренность.
Что касается некромантии – Темное Искусство позволяло, например – поднять из земли кости, заставить их собраться вместе и двигаться, выполняя определенную волю некроманта, пока не расшвыряет превосходящая физическая или магическая сила, либо создатель не произнесет заклятие освобождения мертвых. Используя Искусство, можно было также поднять тело недавно поверженного в бою врага или союзника – и тоже заставить его действовать так, как ты скажешь, причем более осмысленно и действенно, нежели скелет.
Некромантию Ардок изучил основательно, и нередко практиковал, что в том числе позволило ему пройти столько испытаний невредимым. Кроме него, этим направлением Искусства владел еще только Старший Братства Тени, и больше – никто.
Перебирая в уме собственные умения и способности, попутно напоминая себе историю – Ардок как будто бы инспектировал войска, приводя в готовность все, что могло ему помочь, и ритм его неслышных шагов в высокой степной траве, перемежающейся с полевыми цветами, ускорялся и уносил его все дальше на юг. Мощеная дорога давно закончилась и сошла на нет, за ней и натоптанный проселок, так что он шел, ориентируясь по собственному чутью, хотя мог бы ориентироваться и по звездам. Когда на востоке забрезжил рассвет, посланец решил что пора сделать привал… найдя неподалеку солончак, на котором не было растительности – он расположился у края зеленого покрова, ближе к середине этого участка развел костер и зажарил на нем двух пойманных спящими, голыми руками прямо на ходу, серых куропаток. После такого ужина, когда солнце уже показалось над горизонтом – Ардок соорудил из плаща и высоких стеблей подобие палатки, и забравшись туда, заснул глубоким, но чутким ко всякой опасности сном разведчика.
В течение дня никто не потревожил его сон. На закате пробудило стрекотание сверчков и прочих насекомых, которые в Пустоши с ее относительно мягким климатом не впадали в спячку почти круглый год. Он разобрал свой импровизированный шатер, легко перекусил и вновь пустился в дорогу. Путешествие постепенно становилось скучным. Ночное странствие прошло без приключений, и следующий день прошел практически так же.
Лишь на исходе третьего дня его чуткий сон был нарушен ощущением легкой дрожи земли от стука ног большого числа копытных животных, а также отдаленными криками – причем не только животных, Ардок без труда даже в полусне различал звуки, которые издает глотка человека.
Когда он располагался на дневной отдых, на горизонте появились отдаленные очертания лесистых холмов северного Элерайма, и в эту ночь предполагалось уже дойти до одного из старых эльфийских поселений, в окрестностях которого он рассчитывал отдохнуть перед входом в ущелье Арлемейра.
Он привстал в высокой траве, так чтобы осмотреться, но самому остаться незамеченным, глядя на северо-восток, откуда доносились разбудившие его звуки и топот. Острое зрение эльфа позволило ему разглядеть отряд из пары десятков людей в странных и грубых мешковатых одеждах из шкур, восседающих на спинах животных с длинными ногами и копытами на них. Через спины животных тоже были перекинуты шкуры, перевязанные ремнями под брюхом, с подвешенными с боков ременными петлями для ног; на морды были одеты ремни, пропущенные через пасть и закрепленные двумя обводами вокруг. У каждого всадника была плеть, которой они погоняли лошадей ударами по крупу, сопровождая это резким криком; к седлам были приторочены какие-то сумки, свертки, торбы… у некоторых спереди седла свисала еще одна ременная полоса, на которой болтались какие-то мелкие предметы… хм, похожие на кости – оркские, человеческие… отряд сопровождал несколько повозок, запряженных такими же животными в особой сбруе, и целое стадо, вернее – табун, безо всякой сбруи.
Всадники подъехали ближе – они направлялись не ровно к месту расположения Ардока, но должны были проехать в сотне шагов справа от него, если смотреть на север. Да, это действительно были кости: нижние челюсти, берцовые, и даже несколько черепов, подвешенных на ремнях, продетых через ушные отверстия. А две или три кости напоминали… эльфийские. Относительно короткие и тонкие, они явно принадлежали раньше светлым эльфам. Всадники были вооружены грубоватыми, но судя по виду – мощными луками, на поясе у всех висели длинные ножи.
Не усматривая необходимости сталкиваться с людьми на этот раз, Ардок пригнулся до того, как отряд приблизился настолько, что самое острое людское зрение позволило бы его заметить.
Порыв ветра донес зловоние, исходившее от стада и отряда – значительно более резкое и густое, чем в людском поселении, которое он посетил несколько дней назад.
Пока топот и крики затихали в отдалении, он отметил про себя, что люди все же представляют реальную опасность для его племени. Хотя светлые эльфы и были давними врагами темных, но все же их соплеменниками, и Ардок чувствовал гнев и возмущение тем, что кости его дальних сородичей стали добычей этих примитивных оркоподобных созданий.
Переждав с полчаса, он собрался и двинулся к югу. Примерно еще через два часа, он уже входил в редкий лесок на окраине Пустоши. Сориентировавшись по карте, он двинулся к западу вдоль редколесья в поисках старой дороги, которую вскоре и нашел – вернее, то что осталось от заросшей бурьяном колеи, почти сравнявшейся с землей. Дорога вела через леса вглубь северного Элерайма, и должна была привести его в Эленор, одно из некогда крупнейших поселений светлых эльфов в этих краях, а оттуда три пути вели к ущельям в Черном Хребте.
Не пройдя и часа по дороге, он увидел вдалеке огни. Они возникли гораздо раньше, чем он мог дойти до Эленора, и потому можно было предположить, что это какое-то новое поселение – скорее всего, людей. Подойдя немного ближе (огни светили прямо дальше по дороге), он увидел что на самом деле это не поселение, а одинокий постоялый двор – небольшой комплекс построек, явно рассчитанный на временное пристанище проходящих путников. Ардок решил зайти в этот приют и осмотреться. Подойдя к воротам, он постучал; в окошко выглянул людской подросток лет 14; поглядев на странника и решив видимо, что тот не агрессивен и в одиночку не представляет никакой опасности (что, разумеется, было совершенно ошибочно, хотя у Ардока и не было намерения устраивать здесь побоище), отворил ему. Не говоря ни слова, посланец зашел и сразу направился к главной постройке, откуда слышались голоса, стук кружек, и шел яркий свет факелов. Зайдя в зал, он увидел просторное помещение, заставленное длинными столами и скамьями, ближе к стенам были столы поменьше, с отдельными стульями вокруг них, а вдоль самих стен тянулась одна сплошная скамья, на которой спали те у кого не было необходимости или возможности заказывать себе отдельное помещение для сна. Вот и сейчас, на этой скамье, завернувшись в различное тряпье, плащи, или прикрываясь ими – спали около десятка человек. Но большинство народу сидело в зале: пара десятков людей, и, что удивительно – несколько эльфов. Их принадлежность к определенному племени было трудно определить: некоторые из них были бледны и темноволосы, они были лишь немногим рослее и крепче на вид, чем эльфы Элерайма – но все же им было бы далеко до сравнения с могучими витязями Нордейма. Лишь двое походили на обычных светлых эльфов, с их золотистым цветом волос и светлыми глазами.
Мало кто обратил внимание на Ардока, когда он зашел: здесь каждого занимали его собственные заботы, интересовала собственная компания, а по сторонам никто почти не смотрел. Пользуясь этим, он решил задержаться. Подошел к очагу, сел около него и вытянул к огню ноги, промокшие от вечерней росы. Когда подошел служка, открывавший ему ворота, Ардок приказал принести ему кружку воды. Получив требуемое, он дал служке серебряную монету – конечно, вода того не стоила, но он хотел благожелательного отношения к себе со стороны прислуги, которое могло еще пригодиться.
Тем временем, эльфы которых заметил Ардок, явно прибывшие сюда недавно – заказали ужин, и беседовали, дожидаясь пока им принесут еду. По их виду и поведению можно было сделать вывод, что они много странствовали, причем не в первый раз, привыкли к схваткам и лишениям, и в этой харчевне тоже не впервые. Своим тонким слухом – даже более чутким, чем у большинства светлых эльфов – он расслышал слова «Арлемейра», «Элерайм», «юго-восток», «шесть дней». Путники о чем-то горячо заспорили; потом, судя по всему – остальные были в чем-то убеждены черноволосой девушкой-лучницей, выразили ей свое согласие, и принялись за подоспевшую трапезу. Ардок тем временем тоже заказал себе жареной дичины… быстро расправившись с ней, он вновь сел лицом к очагу, размышляя о том, не стоило бы ему заговорить с диковинными эльфами, чтобы выяснить, кто они и откуда – и уже было решил, что именно так и сделает (а он не привык откладывать исполнения решений) и только сделал движение, чтобы встать и подойти к ним, как вдруг расслышал позади голос той самой девушки-лучницы, которая убеждала остальных своих сородичей:
- интересно… приветствую тебя, северный соплеменник. Обитатели Нордейма так редко заглядывают в здешние края, что встретить тебя здесь – полная неожиданность… и к тому же, это говорит о том, что происходит или грядет что-то из ряда вон выходящее…не война ли?
Ардок повернулся к ней лицом и посмотрел в ее карие глаза, глядевшие любопытно, дружелюбно и чуть-чуть вызывающе, но этот взгляд был полностью откровенным и открытым. У нее было узкое продолговатое лицо, черные слегка вьющиеся волосы до плеч, перехваченные тесьмой на лбу, рост чуть меньше шести футов, кожаная одежда странника или охотника, как и у ее спутников; лук и колчан со стрелами она оставила у скамьи за дальним столом, где расположилась их компания – но по сильным и вместе с тем изящным рукам и предплечьям было явно видно, что именно с луком она водит тесную дружбу. Голос был звонким, как у светлых эльфов, но ниже и насыщен грудными тонами.
- привет и тебе, соплеменница. Должен признаться, мне трудно определить откуда ты родом, но все же я рад встретить здесь сородичей. Я – Ардок из Аренхейма, ты угадала верно, Нордейм – моя родина. Позволишь ли ты мне узнать твое имя?
- Я – Хельга из Марлейны, поселения на юго-западе отсюда, по эту сторону Хребта. Мои спутники родом оттуда же. Я вижу, ты не можешь понять к какому племени эльфов мы относимся, поскольку в нас есть черты как северных сородичей, так и светлых наших соплеменников, ваших извечных противников. Чтобы не смущать тебя загадками, объясню: мы – потомки обоих племен, основавших поселения по обе стороны Хребта, к западу от области столкновений враждующих. Среди наших предков были темные эльфы, не ушедшие на север, и светлые, покинувшие родные поселения, в основном те кто нашли себе возлюбленных среди сумрачных собратьев, как вас называют светлые.
Ардок редко чему-то удивлялся, но о существовании еще одного племени эльфов никогда и не подозревал, а теперь лицом к лицу встретился с его представителями… которые были неплохо осведомлены о его собственном народе. Хельга и Марлейна – эти имена звучали, как северные, но в них присутствовал и какой-то чуждый оттенок…
- Я бы хотела узнать, что привело тебя в эти края, но если ты позволишь предложить тебе разделить с нами трапезу, мы сможем поговорить более обстоятельно, и я тоже поделюсь с тобой тем что знаю.
- Я не голоден, но присоединюсь к вашей компании ради беседы, благодарю.
Они прошествовали к дальнему столу, где Хельга представила его и своих спутников друг другу. Все вели себя учтиво и дружелюбно, но сдержанно. Понемногу завязался разговор. Ардок не собирался рассказывать каждому встречному об истинных целях своего похода, даже если это были дружественно настроенные соплеменники, поэтому представился обычным разведчиком, которого направили обновить сведения о краях по эту, а может статься – и по ту сторону Хребта, если занесет судьба. К этому он прибавил, что его самого сильнейшим образом тянет попасть на ту сторону и увидеть края, которые мало кому из его сородичей удалось бы увидеть (и не солгал в этом).
В ответ ему сообщили, что они также держат путь на другую сторону Хребта, поскольку птицы-вестники союзного клана недавно принесли в Марлейну сообщение с просьбой о помощи, сообщение слишком короткое и сбивчиво написанное (вероятно, второпях), что дополнительно усилило тревогу старейшин по поводу происходящего в тех краях. Тем не менее, посланцы сделали крюк, чтобы зайти в людские селения и узнать те сведения, которые есть здесь о ситуации за Хребтом, и (они немного помялись, прежде чем это высказать) – о том, что творится по другую сторону Пустоши, в Нордейме.

16:51 

делюсь здесь, т.к. по другому не получается перекинуть интересующимся темой людям...

Ушастая сволочь
Хроники Ардока

Ардок был одним из последних по-настоящему сильных ведьмаков в своем клане, не в последнюю очередь и потому, что он был полукровкой – полудемоном по отцу, темным эльфом – по матери. И по этой же причине его боялись и недолюбливали большинство сородичей: клан охотно использовал его силу, посылая на трудные и опасные задания, за пройденные испытания он был посвящен в воины Стального Кольца, но по-настоящему он ни с кем так и не сблизился, добиваясь всего в жизни сам: одиночка-бродяга, за душой у которого было почти исключительно то, что он мог унести на себе и с собой: добротная кожаная одежда, тяжелый плащ с капюшоном, заспинная походная торба, высокие сапоги, пояс и наручи из толстой проклепанной кожи – легкая броня, и конечно – длинный кинжал из великолепной серой стали, которую еще умели обрабатывать некоторые оружейники Севера.
Именно по той самой причине Ардок не нашел себе невесты среди соплеменников, несмотря на все заслуги: не имея собственного замка или имения, имущества или денег, ни желания наживать все это и засиживаться на одном месте, он мало интересовал родителей девиц на выданье, хотя самих девиц привлекал довольно заметно, но их упования тоже зачастую заканчивались крахом: холодный и нелюдимый, молчаливый, постоянно думающий о чем-то своем, чем он не желал делиться с окружающими, в том числе с претендующими на близость – эти доспехи безразличия быстро гасили интерес к его персоне.
В те редкие отрывки времени, которые проводил в родных краях, он обычно обосновывался в отдаленном полузаброшенном доме, где раньше обитал один из его наставников, учивший его правильному использованию своей наследственной силы, методами великих предков его рода: воплощать эту силу и придавать ей форму через речь, в которой каждое слово и каждая фраза посвящены определенной стихии и закручивают тот или иной процесс.
Как и другие его соплеменники, Ардок был ростом около шести с половиной футов, стройный, с изящной формой вытянутой головы, увенчанной длинными пепельными волосами, из-под которых выглядывали кончики острых ушей; бледная сероватая кожа длинного лица с резкими чертами рассечена багровым шрамом, пересекающим часть лба, правый глаз и часть правой щеки, но сам глаз остался целым; алым рубцом выделялся небольшой рот, вокруг которого легким намеком на растительность залегли темные пятна – отцовское наследство. Мать Ардока принадлежала к одному из величайших родов Севера, но со временем этот род пришел в упадок, и последняя дочь не вышла замуж, увлекалась темным искусством и слыла сумасшедшей, так что женихи побаивались и обходили стороной ее дом. Затем, в один прекрасный день она забеременела, как поговаривали – от вызванного ею демона, за что собственно ее окончательно отвергли и изгнали из клана, и лишь рожденное дитя ей удалось препоручить заботам престарелого наставника в Искусстве, который, пользуясь большим авторитетом в совете, уговорил клан принять отпрыска «сумасшедшей колдуньи» и «призванного ею чудовища» ради пользы, которую могли принести его сверхъестественные способности. Что касается матери Ардока, то она ушла на восток, вероятно – в надежде найти пристанище среди дальних родственников; но через некоторое время вороны-вестники принесли окровавленные обрывки ее одежды и нагрудный амулет, с которым она никогда не расставалась. Это означало злую смерть от извечных врагов эльфов, обитавших в тех краях – косолапых орков, войны с которыми длились все те века, которые существовала северная держава, и превратили каждый дом в небольшую крепость, каждый замок – в грозное укрепление, способное выдерживать многомесячную осаду.
Впрочем, помимо орков, северные эльфы также жестоко сражались со своими сородичами, обитавшими в более теплых и благодатных краях на юго-западе: светлые собратья считали северян приверженцами тьмы и зла, особенно учитывая что те неоднократно пытались захватить часть их земель, особенно в те времена когда мастера Искусства были многочисленны и сильны. Поэтому светлые устраивали ответные набеги, в попытках захватить или разрушить оплоты северян на границе Пустоши, отделяющей Нордейм от Элерайма, чтобы превратить их в дозорные посты для предотвращения походов северян, вместо сборных пунктов их войск, откуда двух-трехдневным броском можно было достичь приграничных поселений по эту сторону Черного Хребта. Именно эти земли стремились захватить северяне, поскольку оттуда до основной территории светлых эльфов вели лишь несколько ущелий, пронзивших базальтовую толщу Хребта в незапамятные времена, во время сотрясения земли – и путь через эти ущелья занимал до двух недель, кроме того они кишели гнездящимися в скалах и неизвестно чем кормящимися орками – в отличие от громадных коршунов, питающихся этими самыми орками и порой не возражающими против трапезы из нескольких неосторожных путешественников. Таким образом, единожды захваченные территории по эту сторону было бы легко удержать, а условия в них были менее суровы, чем на Севере – мягкая зима, обилие плодовых деревьев и дичины, мало хищных зверей и орки только вблизи все тех же ущелий. Но светлые сражались яростно, и лишь с течением времени их поселения запустели и были покинуты, со временем их заселили пришедшие с Запада люди, которых северные эльфы считали грубыми дикарями, близкими к животным, а светлые вообще о них почти ничего не знали, но если встречались – обходились вежливо и дружелюбно, за что частенько и страдали: людские бродяги, в основном бандиты – считали эльфов слабаками и неженками, непонятно за какие заслуги наделенными великолепными украшениями, оружием и снаряжением, а также одаренными способностями быстро и легко передвигаться, залечивать раны, чутко слышать и прекрасно видеть на больших расстояниях, как следствие – метко стрелять из лука в любое время суток, и, обладая отличной координацией движений – орудовать парными клинками в ближнем бою. Темного Искусства и боевых умений северных эльфов, как их самих – они знали мало, но побаивались и подспудно ненавидели.
Наиболее примечательной чертой во внешнем облике Ардока были его крылья. Недостаточно развитые и большие для полета, в отличие от родителя, эти чешуйчатые перепончатые приспособления могли разве что создавать некоторые преимущества в бою, помогая балансировать, подпрыгивать, да и удар такого крыла – в особенности кромкой или костной оконечностью – был крайне разрушительным для большинства противников. В остальное время, крылья лишь осложняли простые бытовые нюансы существования: затрудняли проход через узкие места и дверные проемы, сидение и лежание, да и одежда требовалась особой выкройки: камзол с двумя разрезами на спине, стягивающимися симметричной шнуровкой ниже крыльев, плащ с прорезями, а заспинную походную сумку приходилось закидывать через голову в ложбину между ними и фиксировать, застегивая наплечные ремни понизу. Впрочем – Ардок знал, что при некотором умении он мог бы применить Искусство и сделать свои крылья полноценным орудием полета, но вряд ли потом он смог бы жить с ними постоянно на земле, и потому пока не решался на подобные эксперименты.
Одновременно с упадком ближних поселений светлых эльфов, опустели пограничные оплоты северян: вблизи границ со степью орков не было, и укрепленные замки, вся задача которых была в содержании гарнизонов войск и запасов продовольствия – оказались никому особо не нужны, кроме некоторых нелюдимов, чудаков и отшельников, проводящих в этих уединенных местах сокрытые от большинства изыскания или просто предающихся созерцанию и размышлениям.
В прежние времена воины Севера нередко участвовали в масштабных битвах, массовых походах, осадах и оборонах замков и укреплений – поэтому применяли длинные двуручные мечи из черной стали, и гибко сочлененные, причудливой конструкции доспехи, обеспечивающие одновременно полную защиту тела и при этом практически идеальную свободу движений. На доспехи обычно наносился рунический орнамент, содержащий сильнейшие обережные заклятия. Но все это стало излишеством, когда войны почти прекратились, против орков и людей организованные походы не устраивались – карательной вылазки вооруженных отравленными клинками трех-четырех ведьмаков, прикрывающихся заклятием отвода глаз, обычно хватало на самые серьезные ситуации. Поэтому легкая кожаная броня и кинжал, на который перед боем наносился яд – были основным вооружением воинов-ведьмаков, но главным их оружием была сила Темного Искусства, которую они черпали через свои клинки из серой стали и обрушивали на врага на расстоянии, с помощью простертой длани и резкого рунического слога. Ведьмаки предпочитали ходить и сражаться в темноте ночи или под сенью леса, но и на открытой местности способны сделать многое.
Со временем, не только воинские умения были постепенно утрачены – но и ведьмаков и мастеров Искусства стали чураться и поглядывать на них с недоверием, как на чужих и не заслуживающих особого доверия. Таким образом, большинство народа северян скатились до обывательского существования, стали больше ценить материальное благосостояние и внешний блеск, нежели личные качества сородичей.
Северяне отличались от светлых собратьев не только бледностью кожи, пепельным или черным цветом волос, чернотой зрачков – но и более высоким ростом и крепкой статью – как у мужчин, так и у женщин. В древности среди нас были воительницы, отлично владевшие традиционным двуручным мечом, облегченным мечом и щитом, копьем и дальнобойным луком. Во времена Ардока воительниц не осталось вообще – даже его мать, которая по стати и зоркости могла бы померяться со многими мужчинами (что дополнительно отпугивало потенциальных женихов) – научилась лишь основам, из личного оружия располагала кинжалом, парой метательных ножей и легким охотничьим луком, а собственных доспехов не имела.
Светлые собратья – напротив, ростом были меньше, футов максимум шести, и это уже считалось быть верзилой; женщины же их и вовсе, бывали обычно по пять с небольшим футов. Волосы у всех в основном золотистые или льняные, редко – русые, глаза – светлые: серые, голубые или зеленые.
У северян не было украшений из золота или драгоценных камней: самым ценным металлом считалась оружейная серая сталь, из которой изготавливали также амулеты и кольца воинов. Для украшения амулетов использовался лишь горный хрусталь и черный обсидиан, которые водились в Белых Горах дальше на север, там же добывали серебро для женских украшений и чеканки монет. В эти горы редко заглядывали орки, в основном они рыскали на востоке и западе, холод им не был по нраву – зато эльфы построили там в древности несколько величественных замков, но жить в них подолгу было трудно из-за постоянного холода: в горах круглый год лежал снег и дули сильные ветры, хотя верхние башни доставали до теплой прослойки воздушных потоков, и там было вполне сносно для закаленных северян.
Оружейники Севера выплавляли и обрабатывали невероятно твердую и прочную серую сталь для легких мечей и кинжалов, но двуручные мечи ковались обычно с воронением; металл попроще шел на изготовление ножей и наконечников для стрел.
Светлые эльфы на юге использовали свою собственную оружейную сталь, неподвластную ржавчине и ярко сверкающую в лучах солнца; гарды, рукояти мечей и доспехи изготавливались из бронзы и латуни, часто с отделкой из золота или с добавлением его, украшались драгоценным камнями разных цветов – в основном зеленого, синего, красного; эти же камни использовались в причудливых украшениях и амулетах, которые они носили на шее, руках и голове.
В одежде светлые предпочитали зеленый, светло-коричневый и серый цвет: легкая мягкая ткань, из которой шились штаны, камзолы с окантовкой различными орнаментами, повседневные длинные платья для женщин – хотя они предпочитали украшенные вышивкой и самоцветами платья из блестящей белой, зеленой или синей ткани (другие цвета тоже применялись, но реже), для изготовления которой использовалась паучья нить.
Если у северян преобладали укрепленные каменные жилища, зачастую обнесенные высокими стенами, с дозорно-стрелковыми башнями, а крупные замки вздымались на высоту в сотни, а то и тысячи футов впритык собранной гранитной кладки, которую умелые каменщики выкладывали в считанные дни – то обычные дома светлых эльфов были деревянными на каменных фундаментах, и всегда прихотливо украшались резьбой, декоративными башенками, обрастали специально выведенным плющом и терновником – кстати, последний мог выполнять недюжинную защитную роль в случае необходимости обороняться от врага. Крыши покрывались черепицей, а древесина – пропитывалась специальным составом, который делал ее практически негорючей. Наружные стены образовывала живая изгородь, часто поверх легкой решетчатой ограды. Что касается более крупных построек – то как таковых замков у светлых не было; были громадные благоустроенные особняки с каменными стенами, огромными застекленными окнами, обширными прилегающими к ним парками, огороженными ажурной оградой на каменных столбах, заплетенной плющом и терновником.
Из оружия светлые эльфы Элерайма предпочитали парные короткие мечи, небольшие скорострельные луки, легкие метательные копья. Иногда короткий меч использовался вместе со щитом. В отличие от цельносочлененных доспехов северян, на юге применялись легкие латы из раздельных щитков для рук до локтей, плеч и предплечий, торса, голеней, колен и бедер. Тем не менее, эти щитки подгонялись так тщательно и сидели так плотно, что найти уязвимое место и поразить его было трудной задачей – проще было пробить доспех насквозь, что часто удавалось могучим мечникам северян – если конечно удар заставал цель на месте, поскольку южане двигались в бою быстрее и применяли ловкие приемы уклонения.
Одежда темных эльфов Нордейма состояла главным образом из кожи, шкур пушных зверей, толстого сукна и прочной ткани из растительных волокон. Из кожи шили камзолы и штаны, сапоги; из шкур и меха – плащи и накидки, из ткани и сукна – исподние рубахи. Покрой повседневной одежды мало отличался от используемого у светлых собратьев – за исключением того, что украшений почти не было, а орнаменты носили четкую практическую задачу: обозначали клановую и кастовую принадлежность, служили колдовскими оберегами.
«Ардок» было лишь прозвищем, укороченным вариантом имени Ардамар, и означало «Ярый» - его Ардок заработал еще в детстве, когда в одиночку справился сначала с толпой соседских детишек, явившихся поиздеваться над «уродцем-демоненком» - физически он был не сильнее большинства своих ровесников, но это скомпенсировала ярость – а затем, уже подростком – он истребил ватагу орков, задумавших напасть на дом его учителя. Менее значительные свершения, такие как добыча волка в двенадцать лет и серогривого медведя – в пятнадцать, можно даже не упоминать. Еще через год его вызвали на совет старейшин, и поручили одному выполнить задание, с которым вряд ли справился бы даже обычный отряд из трех-четырех ведьмаков, потребовался бы десяток тяжело вооруженных воинов: отправиться в ущелье Белых Гор, где обосновался старый вирм, убить его и забрать реликвию Стального Кольца, ранее похищенную из дома одного из воинов клана, разграбленного орочьей ордой в его отсутствие. Ватага орков решила укрыться на ночь в ущелье, не зная о его убийственном обитателе, а сила реликвии – ожерелья из вирмовых костей и зубов, оправленных в серую сталь – пробудила чудище от зимней спячки, и останки орков разметало по ущелью…
Ардок справился с заданием благодаря усердному изучению Искусства под руководством престарелого Веймера, что позволило ему, используя сложные заклятия сна земли и отвода взора нежити, подобраться к вирму, усыпить его, и поразить в уязвимое место – одно из дыхательных отверстий, что требовало также недюжинной воинской выучки и сноровки. Таким образом, он добыл одну реликвию и заработал себе такую же.
В последующие несколько лет его отправляли на заведомо безнадежные задания – в надежде на то, что с одним из них он не справится, что в таких мероприятиях обычно означало смерть; но всякий раз он справлялся и возвращался невредимым, разве что заработал отметину на лице от когтей гаргойла, детенышей которого ему было поручено похитить для последующего приручения и использования на охране замка. После этого, старейшины убедились что убить его почти невозможно, а пользу для клана он приносит недюжинную – и стали отправлять его на менее опасные дела, уже в сопровождении двух-трех сородичей, с которыми он делил кров и пищу, но не мысли и чувства. Так прошло тринадцать лет, и когда однажды, во время очередной передышки в доме старого учителя, к нему пришел гонец и сообщил, что магистр Кольца призывает его для встречи наедине – он уже знал, что предстоит очередной поход, вот только смутное предчувствие сказало, что поход будет не таким, как все что было раньше. Возможно, снова одиночное задание – более опасное, чем все что были раньше? Возможно, глупцы и ханжи в совете все же добились своего и настояли на том, чтобы одного из сильнейших защитников Нордейма, которых всего осталось в лучшем случае несколько десятков – в конце концов отправили на верную смерть? Что ж, он уже там бывал, смотрел смерти в лицо и договорился с ней, недаром он сын демона и ведьмы, ха… может быть, хоть что-то новое удастся повидать, что развлечет его… но вот смутная тоска и тревога Ардока не покидала. Решив выйти в путь наутро, он оставил догорать очаг и лег спать, как обычно – завернувшись на полу в походный плащ, сложив крылья как можно плотнее за спиной.
Обычное туманное утро Нордейма проникло белесым светом в окна-бойницы дома старого учителя, где не пахло затхлостью, потому что хвойные ветки лежали повсюду и горели всю ночь в очаге. Ардок пробудился от странного сна, видения которого, быстро ускользающие из головы, еще сильнее сбивали его с толку. Он видел внешнюю стену старого замка, построенного как в Нордейме, но сильно разрушенную – в этих краях такого не было. Он преодолевал эту стену вместе с несколькими… светлыми эльфами, твердо зная что они его союзники и у них общая цель. Был бой с несколькими тварями, напоминающими помесь громадных диких кошек с псами – черная гладкая шерсть, длинные острые клыки и когти, кошачья прыть, собачья тяжеловесность и хватка. Были еще другие видения, но их он уже не уловил…
Стряхнув движением головы остатки отнимающего внимание ночного морока, он встал, развернул плащ и накинул его на плечи. Еще несколько мгновений – и сумка с нехитрым дорожным припасом у него за спиной, фляга, кошель и кинжал – на поясе… Ардок вышел за порог, закрыл дверь на защелку и запер калитку во внешней каменной ограде. На ходу натягивая перчатки без пальцев, он прошел по лесной тропе и вскоре вышел на мощеную гранитными булыжниками дорогу, связывающую все основные оплоты Нордейма единым кольцом. Его быстрые, неслышные шаги направлялись на восток, в сторону замка Лодерайм, уже почти две тысячи лет служившего штаб-квартирой Стального Кольца и резиденцией Магистра; там же проводились межклановые советы старейшин, сборы Братства Тени и совместные мероприятия Братства и Стального Кольца.
Сообщество мастеров Темного Искусства в Нордейме называло себя Братством Тени. Мастера Искусства, в отличие от воинов Кольца – ходили закутанными в мантии с закрывающим лицо капюшоном, оружие носили скрытно, но всегда имели при себе. Даже в собственном отечестве, для которого Искусство составляло хребет всей магической практики и одну из опор выживания в войнах с внешними врагами – Мастеров окружал ореол некоторого отчуждения и боязни, в последние, относительно спокойные века значительно усилившийся.
Раньше ведьмаками называли тех, кто был одновременно посвящен в воины Стального Кольца и в то же время был одним из Братства Тени. В более поздние времена так стали именовать всех воинов, более или менее владевших Искусством – по крайней мере, умения поражать какого-либо противника на расстоянии силой Искусства, наряду со способностью делать это с помощью дальнобойного лука, либо в ближнем бою – холодным оружием – считалось достаточным основанием для того, чтобы тебя назвали ведьмаком. Ардок был единственным на свое время ведьмаком в старом значении этого понятия – он был посвящен и в Братство Тени, и в сообщество Кольца, все благодаря усердному изучению Искусства в детстве и отрочестве, которое позволило ему выжить в юности и далее, выполняя невыполнимое.
Сквозь рассеивающийся утренний туман вдоль дороги виднелись покрытые лесом холмы Нордейма, на севере возвышались в дымчатые выси вершины и склоны Белых Гор, покрытые вечными снегами. В это время года – середина осени – по ночам на земле и ветвях всегда залегал иней, но такое нередко бывало и в середине лета. Деревья в лесах Нордейма были в основном высокие, суровые, с темно-серой корой и темно-зеленой листвой, по расположению ветвей напоминали хвойные, но несли на ветвях листья, и лишь гораздо реже это были действительно хвойные деревья, причем хвоя была светлее листвы у их собратьев. Грунт в основном был темный, хоть и не чернозем, камней немного, но встречались крупные гранитные глыбы. Местами из-под земли вздымались скалы, кое-где они начинали осыпаться от древности, и там добывался камень для строительства домов, стен, башен замков и мощения дорог.
Ардок преодолел десяток лиг до Лодерайма за несколько часов: в Нордейме не было ездовых животных, здесь вообще не имели представления о том, что такое бывает. Грузы перевозили на повозках, запряженных турами, но эти создания были слишком громадны и медлительны, чтобы соревноваться с быстроногими и расторопными эльфами, хотя у светлых собратьев северяне слыли тяжеловесными и неуклюжими.
Пройдя через внешний ров с водой и подъемный мост, он поприветствовал стражу и через арку с опускной решеткой зашел в поселение, представлявшее собой некоторое подобие города из укрепленных каменных строений, перемежающихся мощеными улицами и поперечными оборонительными стенами. В Нордейме каждый клан располагал основным замком, вокруг которого было подобное поселение из нескольких десятков или даже сотен домов. Замки поменьше, которыми владели представители наиболее древних родов, внешних стен и наружных жилищ не имели – их громады вырастали из земли прямо в нескольких ярдах от древесных ветвей, на опушке леса. Уединенные жилища, наподобие дома наставника Ардока, были великой редкостью, и едва ли не исключением: хозяин такого дома должен был владеть по меньшей мере стойкими заклятиями отвода глаз врага, чтобы не быть ограбленным и убитым рыщущими повсюду орками и прочей нечистью.
Не останавливаясь в городе и не оглядываясь по сторонам, он прошел по каменному виадуку к воротам центральной башни внутренней стены. Здесь его ждали: стражник выглянул в зарешеченный проем в дубовой двери посреди закрытых ворот и сразу отворил ее. За воротами встретили двое провожатых, которые молча эскортировали его в покои Магистра. Обычные задания по зачистке приграничных районов или дальней разведке выдавались в присутствии всего Совета, в зале для совещаний, так что предчувствия Ардока оправдывались.
Несмотря на то, что снаружи близился полдень, в покоях Магистра Стального Кольца горели факелы, ярко пылал очаг. Но магистр был не один – рядом с ним был Старший Братства Тени. Такой компании Ардок уж никак не ожидал – Кольцо и Братство все долгие века своего существования едва ли не соперничали, и особенно теплых отношений у их глав быть не могло по ряду причин; а уж присутствие Старшего в личных покоях Магистра было и вовсе делом из ряда вон выходящим, так как Мастерам Искусства, как уже было сказано – не доверяли, и впускать его в эти покои… поистине, причина должна была быть очень веской. И в то же время, подобная компания подтверждала важность встречи и чрезвычайные обстоятельства, с ней связанные. Не будь Ардок чужд тщеславию, его самооценка немедля подскочила бы до флюгера центральной башни или выше, но его холодный рассудок лишь спокойно отметил все факты и проанализировав обстоятельства, выдал такой результат:
– Клинков много, Cталь – одна. (кивок магистру) В Тени есть Силы Тьмы и Света (разворот и аналогичный жест в адрес Старшего). Итак, предстоит война? И с кем же, на сей раз? Вряд ли с нашими светлыми собратьями – они не появлялись на наших границах уже лет шестьсот. И вряд ли с орками: их разрозненные банды способны только на одиночные набеги, с которыми справляется обычный карательный отряд. Итак, в чем дело?
Ответил Старший.
– не все так просто и логично, как ты полагаешь, младший брат. Нет, войны мы пока не предвидим… но нечто другое заставило нас совместно обсудить и принять решение, ради исполнения которого мы пригласили тебя.
Он умолк, бросив взгляд на Магистра. Тот выдержал паузу, собираясь с духом, и затем произнес то, чего Ардок вряд ли предполагал когда-либо услышать от этого прожженного вояки:
– не знаю, волновал ли тебя когда-либо этот вопрос, но не кажется ли тебе, что Нордейм приходит в упадок и вымирает? Тебе всего лишь двадцать девять лет от роду, что для нашего племени – мгновение ока, но ты настолько рассудителен и прошел через такие испытания, что я склонен считать твое мнение более значимым, чем выкладки тысячелетних старцев, никогда не выходивших лично на поле битвы.
Численность каждого из девяти кланов теперь уже меньше тысячи, включая грудных младенцев и стариков… воинов Кольца осталось менее чем по десятку в каждом клане, мастеров Искусства – и вовсе единицы на весь Нордейм… последний и единственный ведьмак старой школы – это ты, Ярумар. Тысячу лет назад нас было вчетверо больше, воинов – в пять раз, мастеров – в десять, ведьмаков было несколько десятков. Что произошло? Немногие погибли, гораздо больше ушли в прах, потому что, как тебе известно – безсмысленность существования для нашего племени гибельна, хотя время само по себе над нами не властно. Я уже ощущаю ледяное дыхание старости на своих висках, и Старший поделился со мной такими же невеселыми известиями. Кто будет защищать племя после нас? Достойных преемников мы не видим, не считая тебя, но ты не признаешь пребывания в одном месте и мало способен общаться с собратьями – и кроме того, ты один, а нужны по меньшей мере двое…
Ардок, хоть и пораженный тем что он услышал, сохранил рассудок на месте и ответил:
– пожалуй, одна из немногих вещей в мире, к которой я действительно привязан, люблю и готов ради этого на многое – это наш Нордейм, его края, народ и обычаи. Но я не представляю себе, каким же образом можно исправить положение, если оно таково как вы говорите. Возможно, такова наша судьба в этом мире?
Ответил Старший:
– такова судьба или нет, мы не знаем – но у меня нет никакого желания сидеть сложа руки и наблюдать, как неподвластный времени народ растворяется в течении этого самого времени, и его место занимают полуживотные, напоминающие пародию на нас. Кстати, несколько стад этого племени в последние годы пересекли пустошь и обосновали свои зловонные поселения на юго-западной границе, в нескольких лигах от замка Орминейм. Пока они ведут себя тихо и угрозы не представляют, но замок с гарнизоном из четырех воинов и пары десятков свихнувшихся отшельников не выдержит сколько-нибудь серьезной осады. Но с этой ситуацией мы справимся, только гораздо важнее вопрос о жизнеспособности нашего народа в целом.
– и что же вы предполагаете делать?
– известно тебе это или нет, но Нордейм был основан нашими собратьями, пришедшими с Юга через разломы в Черном Хребте и пересекшими Пустошь, вскоре после землетрясения около двадцати тысяч лет назад, когда образовались эти разломы. Что касается самого землетрясения – оно было вызвано основателями Темного Искусства, в процессе противоборства с противниками силы Тьмы из числа наших светлых собратьев, с которыми мы враждуем второй десяток тысяч лет, так как до них не доходит, что Вселенная держится на равновесии Тьмы и Света… мы, разумеется, тяготеем ко Тьме, но понимаем важность Равновесия – а они со своим фанатизмом Света этого не принимают.
Твоя задача – найти тайники с древними записями, содержащими те силы Искусства, которые мастера-основатели Братства не пожелали взять с собой для потомков из-за устрашающего могущества заклятий, одно из которых вызвало то самое сотрясение земли, что открыло путь через Черный Хребет. Где-то в древних замках, далеко на юге – сокрыты такие силы, о которых ни светлым нашим собратьям, ни тем более оркам или людишкам – никогда не приходилось даже мечтать. Овладев этими знаниями, мы сможем разметать врагов как щепки, не вставая с места; продлить жизнь изможденных веками старейшин; дать воинам новые силы и легко обучить сотни воинов и Мастеров Искусства; в конце концов, мы двинемся на юг и овладеем землями, которые покинули наши светлые собратья сотни лет назад; а затем, не исключено – придет время и землям по ту сторону Хребта принять нас, а светлым собратьям – потесниться и признать наши правила игры.
Ардок иронически ухмыльнулся.
- И вы думаете, что за двадцать тысяч лет что-то могло уцелеть?
- Ну, замки вряд ли сохранились в целости, но подземелья и тайники должны были: они защищены мощнейшими заклятиями отвода и запрета. Найти их может только ведьмак нашей расы, способный видеть незримое и чувствовать то, что недоступно другим: нашу защитную магию, и то что сокрыто за ней. Этот след приведет тебя к цели.
Прежде чем мы обсудим детали, я хочу кое-что выяснить. В отличие от всех предыдущих заданий, которые давали тебе Совет, Кольцо и Братство – даже если они представлялись тебе смертельно опасными – по сравнению с этим то были прогулки в ближайшем лесу. Этот поход настолько рискован, что шансов выжить крайне мало. Поэтому, мы хотели бы, чтобы ты сам решил – берешься ли ты за это задание.
- Точнее говоря, когда вы отправляли меня на смертельные задания, вы стремились избавиться от «демоненка», на которого косились старейшины и держатели замков, а сейчас вы понимаете мою ценность для обороны Нордейма и знаете, насколько мне дорог наш край, и потому я скорее всего здраво оценю что будет для него лучше – почти безнадежный поход, или мои меч и речь на защите наших земель.
Магистр и Старший переглянулись
- Пусть будет так, если ты это понял – произнес Магистр.
- Тогда я выбираю поход. Сколько времени мы выиграем, если орки, вирмы и прочая нечисть еще пару сотен лет будут прятаться в скалы при виде троих ведьмаков? Если ничего не изменится внутри нашей страны, в нравах народа, если он не возродится – мы все равно неизбежно вымрем. Я не уверен, что заклятия неимоверной силы могут изменить то, что нужно изменить – нравы старейшин, замковладельцев и простых жителей; но возможно, там я обрету что-нибудь, что позволит обновить наши корни. Коль скоро предки жили на далеком юге, за Хребтом – вероятно, нам следует обратиться к их наследию, чтобы восстановить Вязь Силы.
- Отлично. Решено. – Старший потянулся на полку слева от него, достал оттуда металлическую тубу, снял крышку и извлек на свет древний пергаментный свиток внушительных размеров. – Это одна из карт, сохранившихся еще со времен исхода нашего народа с юга. Здесь нынешнего Нордейма нет, зато в деталях обозначены тогдашние края за Хребтом. Каковы они теперь – мы попытаемся частично выяснить, сопоставляя сведения карт с тем, что доносят разведчики и вороны-вестники. Есть также карты северных областей Элерайма, по эту сторону Хребта, и планы Пустоши, простирающиеся до моря на западе и неразведанных песчаных пустынь на востоке, откуда не возвращалось еще ничто живое. Сколь бы ни были ничтожны шансы на успех – отправлять тебя на верную смерть нет никакого смысла, и чем тщательнее мы изучим все возможности и спланируем твой путь – тем больше оснований надеяться на то, что дерзкий поход принесет необходимые плоды.
Ардок, Магистр и Старший втроем развернули карту, едва уместившуюся на громадном, полностью освобожденном от других предметов письменном столе Магистра, разместили факелы и подсвечники так, чтобы как можно больше света попадало на нее, и принялись за тщательное изучение этого бесценного документа. Рядом были разложены свитки с докладами разведчиков; прослеживая их путь на карте, обновлялись сведения о том или ином обозначенном на ней районе.
Наибольший интерес представляли окрестности древних замков темных эльфов и пути подхода к ним, ведущие от нынешних расщелин в Черном Хребте к этим замкам. И более всего привлекал замок Вардемарн, расположенный на острове в центре озера Вардайма, за порогами на реке Арлемейра – которая некогда брала начало в водопаде, ниспадавшем с Черного Хребта – а затем, после образования сквозных ущелий, ее течение прошло насквозь через самое широкое из них, расположенное немного к западу от середины Хребта, и оказалось что новая Арлемейра течет от источников по эту его сторону.
- Можно было бы, конечно, направиться через одно из восточных ущелий – заметил Магистр – там, судя по всему, меньше орков. Но оба эти прохода извилисты, узки, во многих местах завалы, то и дело случаются новые осыпи и камнепады. На западе есть еще один проход, он намного короче всех прочих – но там водятся твари похуже орков: ночью на охоту выходят вирмы, которых там десятки и сотни. А путь даже через этот проход займет не меньше шести дней. Конечно, у Ардока есть собственное ожерелье из вирмовых зубов – но то, что удалось ему как подвиг, вряд ли возможно совершать по десять раз за ночь, да и спать когда-то тоже надо… одним словом, я не вижу иных приемлемых путей, кроме как двинуться через кишащий орками центральный проход, вдоль скального русла Арлемейры, и мечом прорубиться через всех врагов на ту сторону. Пользу здесь приносит то, что этот проход нам известен в мельчайших деталях, в том числе возможные места для передышек – и если правильно спланировать переходы, проход будет преодолен за восемь или девять дней, причем с возможностью ночевать в относительной безопасности.
- И еще одно – добавил Ардок. Я не знаю, насколько часты дожди и много ли источников воды в ущельях Черного Хребта, но Арлемейра – источник постоянный, а в походе присутствие питьевой воды имеет величайшее значение. Поэтому идти вдоль устья – разумное решение.
Было решено окончательно, что спутников Ардок с собой не возьмет: ослаблять еще сильнее оборону края, забирая с собой наиболее могучих воинов, которые при этом вряд ли смогут сравниться с ним в серьезной схватке, а скорее станут лишь обузой – не имело бы смысла. В пути его должны были сопровождать только крылатые наблюдатели, вороны-вестники, но и они подвергались большой опасности над ущельями Черного Хребта – орочьи стрелы берут не меткостью, а тем что летят тучей; поэтому, сопровождать посланца они будут только до входа в ущелье. Главной целью похода был выбран Вардемарн или его развалины, в случае если там ничего не будет найдено – требовалось продолжить поиски других замков, их развалин и тайников.
На границе Пустоши предполагалось сделать привал в замке Орминейм, заодно проинспектировать гарнизон и по возможности – оценить величину потенциальной угрозы растущего неподалеку поселения людей. Затем – три дня похода через Пустошь, поиски ближайшего поселения светлых эльфов – или людей, если эльфов не обнаружится; привал; неспешный путь до входа в ущелье Арлемейры, куда надо вступить ночью и идти главным образом в ночи, останавливаясь на привалы в относительно безопасных местах днем, когда орки опасаются падающих с неба коршунов; в случае успешного преодоления Хребта – дальшейший путь вдоль русла Арлемейры на юго-восток, вниз по течению, до порогов у Вардайма.
Не в обычаях Ардока было медлить с исполнением решений, а стены жилищ и замков всегда тяготили его. Проведя в покоях Магистра весь остаток дня и задержавшись там до глубокой ночи, он отправился передохнуть в отведенную ему комнату; а на рассвете следующего дня, ни с кем не прощаясь, мимо заранее предупрежденной охраны, он вышел из замка, вновь преодолел виадук от главной башни, прошел пустынными улицами, через арку внешних ворот и подъемный мост, вышел на дорогу и направился быстрыми шагами прочь. К его обычному походному снаряжению прибавился лишь сверток с копиями нескольких фрагментов большой карты, исправленных в соответствии с новейшими сведениями о содержащихся на них территориях. Несмотря на отличную память и развитое пространственное воображение, Ардок предпочитал перестраховаться и взять пергаментный документ.
Два или три дня прошли в пути; останавливаясь на обочине для привала только на ночь, посланец выбирал укромную ложбину, где было немного деревьев, разводил костер, готовил нехитрый ужин из припасов, к которым иногда прибавлялась подстреленная из небольшого охотничьего лука дичина, затем заворачивался в плащ и отходил ко сну. Наутро, после легкого завтрака из тех же припасов или остатков ужина, он вновь выдвигался в дорогу.
На исходе третьего дня вдали забрезжили башни одинокого замка Орминейм. К закату Ардок преодолел те лиги, которые отделяли его от этого пристанища, и постучался в ворота, когда солнце коснулось горизонта. В замке его приняли радушно, и немедленно предоставили кров и постель.
Следующий день начался с инспекции укреплений и гарнизона замка. Собственно говоря, инспектировать много не пришлось – замок был в относительном порядке, его стены и башни стояли прочно и осыпаться, тем более обрушиваться не собирались: каменщики Нордейма делали кладку настолько же быстро, насколько прочно и долговечно. Она выдерживала тысячелетия, становясь только прочнее и монолитнее, как скалы из которых некогда добыли материал для ее изготовления.
А вот гарнизон…пятеро бойцов, все ведьмаки (по современным понятиям) – были конечно отменными воинами, их присутствия в замке с закрытыми воротами хватило бы для того, чтобы оборонять его хоть против всех орков и людей юго-западной границы, вместе взятых – но случись здесь отряд светлых эльфов, в особенности сопровождаемый их магами, взывающими к силам природы и добивающихся в этом устрашающих результатов – исход осады был бы решен за считанные часы, если не минуты. Кроме того, праздная жизнь вместе с супругами, детьми и родителями пагубно влияла на боеспособность гарнизона, несмотря на то, что они, как и полагалось – стояли на страже днем и ночью, сменяя друг друга, ходили в одиночные и парные дозоры к поселениям людей и оркским кочевьям, если таковые располагались поблизости, и просто патрулировали окрестности.
Ардок принял решение взять с собой одного из бойцов – его звали Гэльхейм – и пойти разведать поселение людей, находившееся в нескольких лигах к юго-западу. Его хижины, над которыми постоянно висела дымка от очагов, виднелись уже со вторых площадок внутреннего кольца башен.
Выдвинулись они сразу после полудня, ничуть не таясь, поскольку оказалось, что в этих краях люди вели себя смирно и неагрессивно в отношении эльфов, и даже наладили с ними некое общение, поскольку язык людей был чрезвычайно прост для нас, и услышав на нем всего две-три фразы, любой эльф легко усваивал грамматику, а слова их языка, за редким исключением – представляли собой упрощенные и огрубленные в произношении, иногда исковерканные слова из языка эльфов, причем как из северного, так и из южного наречий, которые различались между собой в основном произношением: если у северян слова звучали твердо и внушительно, или грозно как сталь, то у южан они звенели, иногда лились как ласковый ручей летней порой, но иногда переходили на свист и клекот, как у хищной птицы. По мере того, как они приближались к поселению, Ардок рассмотрел новые детали: распаханные и засеянные злаками участки земли, пасущийся скот, деревянную ограду и за ней – низкие срубы с узкими окнами, покрытые соломенным настилом, над которым тут и там стелясь клубился дым.
Грязные, ничем не вымощенные колеи вели в середину деревни. С интересом поглядывая на людей, которых он редко видел в оседлом состоянии, так много сразу и к тому же – при свете дня, посланец пришел к выводу, что люди – в основном коренастые, низкорослые, мужчины обросшие бородами – больше всего напоминают ему орков, только чуть менее корявых, косолапых и зловонных. Большинство из них обладали объемистыми мускулами, только силы все равно в них было меньше чем у эльфов, примерно так же как железная пластина вдвое большей толщины легко рассекается стальным клинком: он видел, с каким трудом несколько людей поднимали тяжести или передвигали что-то, с чем он сам легко справился бы в одиночку. Впридачу, они были весьма неуклюжи: хотя бы вполовину владея своим телом так, как были способны эльфы, человек мог бы посостязаться с ними – но вместо этого он пыхтел, спотыкался, и упирался в каждую преграду там, где эльф просто перемахнул бы сверху.
Люди провожали взглядами двух беззаботно шествующих эльфов с удивлением, плохо скрываемым любопытством и некоторой долей враждебности, которую оба разведчика прекрасно ощущали. Местами они бросали работать и долго смотрели им вслед, иногда что-то ворча себе под нос (прекрасный слух позволил различить что-то вроде: вон, шествуют, господа <что-то ругательное> сами-то тощие, дунь-плюнь и сдует, а туда же – хозяев здешних корчат из себя…), некоторые собирались в кучки и начинали разговоры примерно в том же духе; детеныши разбегались в страхе, прячась за подолы матерей, и затем выглядывали оттуда, как вспугнутые лесные зверюшки.
На центральной площади творилось что-то необычное. В отличие от остальной части деревни, земля была прикрыта подобием деревянного настила и набросанной сверху соломой. В центре возвышался грубый деревянный же помост, на нем виднелись странные приспособления: несколько столбов, соединенных перекладинами, на верхушки насажены колеса от повозок. Вокруг собралась толпа народу, и шум от болтовни нескольких десятков этих созданий был крайне неприятен, особенно учитывая их грубую, неблагозвучную речь.
Хм… похоже, орудия на помосте служили людям для истязания себе подобных – изощреннее чем у орков, подумал Ардок, те своих довольно быстро убивают. Несколько уже мертвых тел висели, подвешенные за шею веревочными петлями; еще двое были привязаны за руки, стянутые за спиной, к ободам колес на столбах, и человек в накинутом на голову мешке с прорезями для глаз, стегал их по спинам длинным кнутом. Спины истязуемых были покрыты багровыми рубцами, при каждом ударе их тела содрогались и издавали стоны боли – стоны, а не крики, потому что рты их были заткнуты палками, концы которых обвязывались веревкой, пропущенной вокруг шеи сзади.
Забавно, подумал Ардок…интересно, человек с мешком на голове получает от этого удовольствие? Не похоже… скорее, он как будто делает тяжелую и грязную работу. Не проще ли было бы сразу умертвить их, если они совершили что-то страшное против остальных?
Это грязное зрелище ему совершенно надоело, и он заявил на всю площадь, ни на йоту не повысив обычного тона – но благодаря особому тембру услышанный даже самыми самозабвенными болтунами:
- Довольно. Прекратите это. Отпустите их или убейте, если они того заслуживают.
Толпа вздогнула, как единое тело, по которому ударили кнутом, все резко замолчали. Палач остановился и обернулся к эльфам.
- Мы здесь сами вершим суд и расправу так, как нам вздумается. Уходите откуда пришли оба, пока целы, или, глядишь – займете сами место этих двоих. (послышалась ухмылка, скрытая мешком-колпаком).
Ардок положил левую руку на рукоять кинжала, вскинул правую с расставленными как когти хищной птицы пальцами в направлении палача, и произнес несколько слов нараспев, очень низким голосом. Тот вдруг задрал голову, схватился за нее одной рукой, другой за горло, упал на колени и сдернул с головы мешковину. Толпа ахнула (как выяснилось позже – палача никто не знал в лицо, а им оказался один из наставников для их детенышей). Из ушей и глаз палача текла кровь, глотка исторгла сдавленный крик, переходящий в хрип удушья. Потом и этот хрип стих, тело упало на бок и подергавшись в агонии, обмякло.
- Вы находитесь на земле Нордейма, во владениях эльфов, пользуясь милостью и снисхождением нашего народа. Эта милость может прекратиться в любой момент, и тогда каждый из вас умрет такой же или более злой смертью. Если хотите приблизить ее – ведите себя так же.
Толпа зароптала, потом все стихло, из дальних рядов вышел человек относительно благообразной наружности, в сравнительно чистой и аккуратной одежде, с длинной седой бородой, поклонился и произнес:
- Прошу прощения за грубость этого человека, но он уже наказан, на нас нет его вины. Чего вы хотите, господин? Мы постараемся исполнить вашу волю.
- В чем провинность этих людей?
- Они воры. Под покровом ночи пролезали в жилища других, и похищали их имущество.
- Что? У вас есть какое-то имущество, кроме домов и носимого на себе, которое принадлежит каждому лично, и его нельзя брать другому, даже если он в этом нуждается?
Тут старейшина тоже удивился.
- А разве у вашего народа личное имущество не священно?
- Не путайте святое с грязью. Личное достоинство и честь – священны, имущество – необходимо для жизни, кров и одежда, оружие и снаряжение нужны каждому. Остальные предметы делаются для того, чтобы приносить пользу всем, кто в них нуждается, и счастлив тот кто может предоставить соплеменнику ту вещь, которая ему нужна, или помочь ему словом и делом.
Впрочем, это наши обычаи, а наши народы весьма различны для того, чтобы перенимать их. Пока что – отпустите этих двоих, залечите их раны, но если они вновь нарушат ваши права на имущество – убейте.
Старейшина вновь поклонился, жестом подозвал двоих подручных и отдал им соответствующие распоряжения. Затем, он спросил:
- Господин, можем ли мы надеяться на мирное существование на этой земле? Мы простые земледельцы и скотоводы, не замышляем ничего дурного против вас и вашего края, и хотели бы остаться, если нам позволят – со временем мы можем стать полезны друг другу.
- Не знаю, каким образом вы можете быть нам полезны. Как я вам уже сказал – это наша земля, и чужаки на ней не нужны. Пока что вам позволено остаться, если вы будете относиться с уважением ко всему окружающему; но вам же будет лучше, если вы уйдете в Пустошь.
- В Пустоши нынче рыщут отряды кочевников, которые ничего не растят, разводят и перегоняют скот, нападают на мирных поселян. Но я запомню ваши слова, господин.
- Это правильное решение. И поменьше вырубайте леса и жгите дерева у себя в поселении: вокруг достаточно камней для построек, да и тепло в этих краях. – К провожатому: - Пойдем, Гэльхем, ты слышал все чтобы знать что делать дальше.
Они развернулись и пошли прочь в полном молчании окружающих, по безлюдным, будто вымершим улицам. Даже дым над соломенными крышами почти совсем рассеялся.
На обратном пути Ардок не проронил ни слова. Придя в замок, он принял трапезу, напутствовал воинов и других его обитателей о том, как следует вести себя с людьми, затем, не откладывая дела – записал донесение с событиями дня для Магистра Кольца и отправил его с вороном-вестником, одним из трех, обитавших под крышей центральной башни.
Немного отдохнув, созерцая равнину, леса и небо на смотровой площадке, он спустился вниз, собрал необходимые припасы, распрощался со встреченными местными обитателями и вышел на закате. Отныне он будет странствовать ночью, а отдыхать днем в укрытии: обычно он так и делал за пределами Нордейма, а иногда и в родных краях. Для темного эльфа, у которого чувства обостряются в темноте, и ночные шорохи рассказывают ему больше, чем следы днем – ночь роднее дня. В древности, северяне всегда предпочитали вести бой ночью, и эта было одной из причин столь непримиримой враждебности со стороны их светлых собратьев. Но и это еще не все… мастера Темного Искусства тратили огромные силы на его применение, и могли умереть, если не поддерживать силы тела и духа свежей кровью живых существ; наилучшую подпитку предоставляла кровь высших существ – эльфов, на черный день сошли бы и люди (здесь Ардок поскромничал, говоря что не видит, какую именно пользу могут принести поселения людей для Нордейма – но и нужды в подобной подпитке в нынешние времена мало кто и когда испытывал); кровь орков была противной на вкус и толку с нее мало, но все же это был эликсир жизни; животных, за редким исключением – темный эльф не трогал даже умирая, поскольку они были чужды страстям разумных существ и потому неповинны ни в чем, часть природы которая дает все силы и самое Жизнь, а рубить сук на котором сидишь сам, способны только идиоты… или люди, добавил Ардок про себя.

@темы: Ардок, хроники, фэнтези

20:19 

Знакомьтесь: анархо-фашизм

Ушастая сволочь
маразм крепчал... нет, я одно время был нигилистом, но пользовался не
фашиной и не факелом Герострата, а бритвой Оккама, проверяя логически
сущности современного нам мира на их востребованность и необходимость. В
результате, стал тем, кем стал — Анархистом, антиурбанистом,
антистационарщиком, эголитаристом, сформулировал аббревиатуру APAS и
все, что в нее включено; но фашизм для меня — не при делах,
нафиг-нафиг...
www.nihilist.li/2017/08/27/znakom-tes-anarho-fa...
З.Ы. Концепции Донована
напоминают мне чем-то "Бойцовский Клуб", и,
вероятно, родственны этой идее — долой самосовершенствование, даешь,
мол, саморазрушение! ;)))

@темы: Герострат, анархия, бред, война, джек, донован, нигилист, против всех, фашизм

20:55 

Капиталистические акулы.

Ушастая сволочь
Предыдущая заметка, вызывала к жизни некоторые мои воспоминания, в частности, о высказанных перед лицом некоторых небедных людей (но и честно сказать, не миллионеров), зато при этом живо соображающих, сентенциях, в частности — об акулах.
Эти животные относятся к наиболее древним на земле, и, вопреки ошибочному мнению, довольно далекие родичи значительно более близких к современности рыб; одной из отличительных особенностей акул, является то, что их органы дыхания (для простоты пусть будет — жабры), не могут функционировать, самостоятельно прокачивая через себя воду, извлекая из нее кислород и насыщая оным кровь; вследствие этого, за все время своего жизненного цикла, акулы практически не могут ни на миг остановиться, их тела устроены таким образом, чтобы постоянно поддерживать движение; а коль скоро акула постоянно движется, т.е. расходует энергию, то и нуждается в ее пополнении, т.е. питании, которое, как и у всех хищников (хотя, надо заметить — есть акулы и не хищные — парадокс, но факт, например — питающиеся планктоном, который, впрочем, тоже состоит из живых микроорганизмов и простейших), как у всех хищников питание у акул состоит в основном в заглатывании и поедании всевозможных живых существ, которые им по силам захватить в пасть (обыкновенно, оборудованную аж 3 рядами зубов) и съесть. Таким образом, рука руку моет, Danaro E Santita - Meta Della Meta (сицилийск. "Деньги и святость — половина и половина";), вот такие уж эти акулы особенные существа. Лишь в некоторых районах Тихого Океана, и, кажется, Большого Барьерного Рифа Австралии, они могут, вклинившись и зафиксировав тело между рифами, предоставить течению "прокачку" своих жабер/легких, и, таким образом - находят передышку от постоянного движения, охоты, неразрывно связанной с дыханием.
Казалось бы, к чему здесь эта заметка на биологические темы, к тому же, надеюсь, полных невежд среди читателей моих немного, и вышеприведенный факт хоть раз встречался многим — если не в монографиях докторов наук по биологии, то уж по телевизору — наверняка. Еще б0льшему числу моих читателей — пожалуй, что всем — известны фильм и книга Ильфа и Петрова "Золотой Теленок", повествующая об охоте авантюриста Остапа Бендера за сбережениями, нажитыми, скажем так, не совсем "честным-трудовым", считавшимся в те годы (20-е годы 20 века, если не ошибаюсь) единственно возможным способом получения денежных средств для личного распоряжения советскими гражданами. И вот, когда гражданин Остап-Сулейман-Берта-Мария-Бендер-Бей (Задунайский), как он величал себя "полным" именем, утверждая "мой папа был турецко-подданный" и что он якобы потомок янычаров (а янычары, как известно — не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным советским миллионерам), именно к крайней категории относился гр. Александр Иванович Корейко, на вид — самый что ни на есть рядовой бухгалтер в некоем тресте... простите, запамятовал, да и не в этом суть. Первое, что сделал О.Б. в отношении Корейко — это прислал ему книгу. Книга называлась "Капиталистические акулы", и первая фраза в ней — "практически все крупные состояния современности нажиты нечестным путем" (по памяти) — была подчеркнута рукой О. Бендера. Своеобразный прием психологического давления, с которого он начал свой подход к отъему денег (точнее, добровольной передаче последним таковых — Бендеру) Корейко, получил некоторый ожидаемый эффект, и со временем, благодаря дальнейшим действиям Бендера, он получил от гр.Корейко 1 миллион рублей, которые те нажил в махинациях с бухгалтерией и активами треста, где работал, причем такие процедуры он совершал неоднократно — несмотря на то, что потратить деньги легальным путем, а тем более — вывезти их за границу, например, как мечтал О.Бендер — в Рио-Де-Жанейро — в СССР тех лет было практически невозможно для частного лица. Мало-мальски серьезные покупки и финансовые операции были доступны только юридическим лицам — государственным предприятиям. Наконец, когда попытка Бендера перейти румынскую границу, увешанным драгоценными мехами и ювелирными изделиями, потерпела неудачу, он с грустным вздохом прорезюмировал: "придется переквалифицироваться в управдомы". Мораль сей басни такова: в какой-то мере, это было преимуществом СССР, то, что нельзя было ни реализовать огромные деньги, ни вывезти их за рубеж. Но в этой заметке речь не о книге Ильфа и Петрова.
Автор всего лишь печально удивляется тому, как большинство людей, достигающих значительных состояний в нынешних условиях — в условиях капитализма, не находят
ничего лучшего, как израсходовать часть своих сверхприбылей на имущество за рубежом — прежде всего, недвижимость; всяческие дворцы, огромные круизные яхты и теплоходы (если речь идет о пресноводных бассейнах), и так далее. Автомобили, вертолеты, личные самолеты — это, в большинстве случаев — все, на что хватает их фантазии. Такие же люди, все же далекие и в фантазиях своих, на мой взгляд, от идеала — как Марк Шаттлворт, Марк Цукерберг, Элон Маск и другие — вкладывающие свои сверхприбыли в технологические инновации, а в случае желания экстравагантно развлечься — становятся, например, космическими туристами, спеша снять сливки с зари космической эры, пока космические путешествия еще не стали мейнстримом — таких людей единицы среди сотен миллионеров и миллиардеров (если не больше их число; точной статистики я не встречал, да и статистика, по Бальзаку, зачастую - хуже самой наглой лжи.
Еще я вообще не понимаю людей, апиори агрессивных к окружающим. Однако, здесь я склонен связывать уровень развития интеллекта с поведенческой моделью индивида, а также — критерий наличия у него Разума; о том, что это такое, как определяется, что собой представляет и как работает, я уже писал многократно, поэтому повторяться здесь не буду. Однако, судя по собственному опыту, учитывая, что еще с раннего детства, только лишь научившись читать и став приверженцем научной фантастики, особенно — советской, сулившей всем светлое, иногда в иносказательной форме — эголитарное, т.е. подразумевающее личную свободу индивида, будущее, я не проявлял какой-либо агрессии к своим сверстникам; собственно, с самого момента малейшего осознания себя я ее не проявлял; именно это и вызывает мой интерес: неужели я чем-то, генетически например, принципиально отличаюсь от большинства тех, кого мы называем людьми? Это могло бы быть печально, но я не могу мыслить иначе, чем в полной уверенности о том, что большинство людей, коль скоро способны вообще к мышлению на уровне, высшем нежели все другие известные обитающие на Земле биологические виды (а я сам, так или иначе, тоже классифицируюсь как представитель биологического вида Homo Sapiens Sapiens - что лично я предпочитаю переводить как "Человек Мыслящий Разумный"b) — то, следовательно, и остальные мои собратья по виду могут развить свой ум и обрести Разум, избавиться от агрессии к себе подобным, и, в конечном счете — стать полноценными моими собратьями, товарищами и друзьями. Такие дела.
Да, небольшая ремарка. Есть в русском языке поговорка "с волками жить — по-волчьи выть", и хотя ее авторы явно не были специалистами по этологии волков, которые, на самом-то деле, относятся друг к другу порой гораздо внимательнее и лучше, чем те же люди — но значение этой поговорки совсем другое, и мне пришлось порой применять его на практике, а именно — враждовать, конкурировать с другими представителями своего вида; может быть, и не слишком успешно, без азарта и желания, но факт остается фактом. Однако, это — наносное, и при переходе к такой цивилизации — и в части технологии, и в части этики взаимоотношений между людьми, какая представляется мне верной, я охотно сниму маску недоверия и готовности к вражде, и буду жить среди людей, достигших Совершенства, надлежащим образом. Такие дела. Успехов нам в ПРИЗ:БВЭР!

@темы: эволюция, этология, эгоизм, жадность, воровоство, волки, биология, акулы

20:52 

А тем временем, по другую сторону поребрика, из жизни тех же буржуинов...

Ушастая сволочь
politerno.com.ua/2017/08/21/u-eks-nachalnyka-po...

У екс-начальника Податкової в Києві вилучили 90 кг золота, – Матіос



  • Серпень 21, 2017
  • 341 Переглядів
  • 2 Comments














Правоохоронці вилучили 90 кг золота у колишнього начальника управління Державної податкової служби в Києві Олега Низенка.



И мой лично камент по энтому поводу:
Бедняжечки... что они делать-то будут с энтим золотишком? Его и вывезти проблема, и продать не так уж просто... разве что гроб из золотишка заказать... так как-то не по чину. Вот Уитни Хьюстон хоронили, по обычаю ее предков из Древнего Египта — в золотом саркофаге, хотя я бы посоветовал облегчить вознесение в ноосферу церемониальным сожжением, например... все равно древние техники и ритуалы бальзамирования никто не стал бы воспроизводить, и путь Озириса и Бастет вокруг темной стороны Земли бы не открылся.... ну да это лирика, а вот за тем, куда и как попадут в дальнейшем эти 90 кг, необходим громадський глаз да глас...


@темы: политота, налоговая, мздоимство, кража, золото, Украина

20:42 

Выдержки из чата "Кураторов Проекта Венера" ВК.

Ушастая сволочь
Продолжение следует:
Владъ Ивановъ 19:38
Велеслав, связать вас с людьми которые махолеты строют? Или вы уже в полный отказ от какой либо деятельности ушли в связи с слухами о том что "фсб отбирает"?
Велеславъ Вранъ 19:50
во-первых, я общался и даже френдовал с одним земляком своим, который строил все тот же махолет (орнитоптер), хотя лично мое мнение о принципиальной востребованности данной вундервафли невысоко, на фоне вполне себе рабочих дельталетов и сверхлегких самолетов например (хотя я может быть и ошибаюсь, например если махолет способен к вертикальному взлету при прочих равных — это истенная вундервафля).
Во-вторых, касаемо деятельности. То, что я инвалид, в данном случае не принципиально — хоть я и ограничен исключительно медикаментозным сном, остальная жизнедеятельность в основном в норме. Просто после 14 года практически все друзья, знакомые, даже собутыльники — и даже тот самый махолетчик, отвалились из-за политоты, так что деятельность развивать ныне тут мне увы, просто не с кем, коллектива нету. в 14-15 сотрудничал с местным СКЦ (Социально-Культурным Центром, впоследствии преобразовавшимся в "Севпарки", и когда буквально на днях во время царского визита глава оных Севпарков засветился с вопросом о застройке в парках и получил на него ответ — постепенно становится ясно, к чему данный индивид стремится. Я стопудово видел то кресло в горадминистрации, которое он жаждет занять, как я предполагаю -- лишь предполагаю). В настоящий момент единственный коллектив, с которым я сотрудничаю, по причине элементарной возможности — это "Анархисты Севастополя", но, по мнению старых большевиков — это та же политота с мелкобуржуазными элементами во главе, метящими сделать политическую карьеру, положив головы своих "товарищей"... впрочем, это лишь выводы из наблюдений и предположения без стопроцентных доказательств. Такие дела и такая "деятельность", блин. Насчет того, что 99.9999% или какой там части населения, пофигу на строительство дельталетов (не дельтапланов, а дельталетов, это таки две большие разницы по матчасти: дельталет, как правило, состоит из дельтаплана, присобаченного подвижным узлом к вершине мототележки с седалищем(-ами) для пилота (и пассажир(-ов), колесами/(гидро-)лыжами и, главное -- движком с толкающим винтом, что делает дельталет (он же: (мото-(гидро-(дельтаплан) вполне самостоятельным сверхлегким летательным аппаратом (СЛА), который, при полете на бреющем, например, над местностью с выраженным рельефом, да еще в темное время суток (и при наличии средств навигации, позволяющих обходить неровности оного рельефа, а не вписаться прямиком в одну из них), и, при благоприятном стечении обстоятельств -- пересекать государственные границы и линии фронта (посему, кстати, даже РосГвардия озаботилась разработкой и вооружением боевыми дельталетами, способными нести ракетно-бомбовую нагрузку до 200 кг), а еще на таком аппарате умелому и удачливому может повезти пересечь границу РФ и не попасть в поле зрения радаров и сил ПВО. Как ранее в ГосДу*е озаботились таки ограничениями использования и обязательной регистрацией квадрокоптеров и прочих беспилотных "дронов", особенно когда Навальный выпустил хит "медвед вам не илон маск", так и ныне -- решили прищемить дверью СЛА. Тем паче, что помимо дельталета Е-16 и его массогабаринтых аналогов существует разработанный тем же производителем сверхлегкий самолет Е-12НК, тоже, что удивительно, собственной массой меньше 115 кг, но при этом с тянущим, а не толкающим винтом, вполне себе полноценным кокпитом (кабиной пилота: на известных фото не закрытой, но ведь очумелые ручки могут все! и вполне "самолетным" управлением ручкой, правда, ему же свойственны и самолетные недостатки, такие, как необходимость в длинных рулежках, например. Зато и практический потолок, и макс. скорость, скороподъемность, и прочие ЛТХ (дальность полета итп, хотя фокус с глушением движка в полете, длительном планировании и последующем перезапуске дается дельталету) вероятностно, повыше: пределы "летной погоды" наверняка пошире. Такие дела. Авиация, особенно сверхлегкая -- это вам, батенька, не баран чихнул, и запросто отдавать ее в частные руки, видать, полицейское гойсударство не намерено. Такие дела.

@темы: РосГвардия, СЛА, автожир, дельталет, квадрокоптер, махолет, общественная деятельность, орнитоптер, политика, сверхлегкий самолет

20:30 

Развенчание "красного фашизма" с позиции Доктрины ПРИЗ:БВЭР

Ушастая сволочь
Начальный вброс:
"сего дня
Тимоѳей Беленко 8:43
КРАСНЫЙ ФАШИЗМ
В отличии от классического белого фашизма где классовое расслоение неоспоримо,рынок свят и недочеловеками признаются представители черной расы.
Красный фашизм пропагандирует неоспоримость коммунистической идеологии и социального равенства,стремление к самосовершенствованию,альтруизму и абсолютному порядку.Общество есть все, отдельная личность есть ничто. Ничто становиться всем лишь в обществе, скрепленном идеей служения государству. Без и вне этой цели у личности нет прав. МИЛОСЕРДИЕ-УДЕЛ СЛАБЫХ. АЛЧНОСТЬ-УДЕЛ ГЛУПЦОВ. ГОРДЫНЯ-УДЕЛ САМОУБИЙЦ!
Красный фашизм презирает нигилизм,плюрализм,толерантность,содомию-мужеложество,гедонизм,стремление к личному обогащению и личной выгоде.
Красный фашизм гласит: человек выше своих животных инстинктов и стремления к обогащению.Человек должен постоянно эволюционировать физически,умственно и духовно.Такова сущность человеческой природы-таковы настоящие истинные люди.
Нигилисты,сибариты,тунеядцы,расисты,националисты,содомиты,гедонисты,пьяницы и наркоманы живут лишь для того что-бы удовлетворять свои животные инстинкты,деградацию и разложение они несут в общество. По доктрине красного фашизма все они вовсе не являются людьми,они недочеловеки..УНТЕРМЕНЬШИ. Всех их следует утилизировать путем сожжения в печах,а пепел пустить на удобрение земли-будучи удобрением они принесут хоть какую-то пользу человечеству!"

Мой ответ:
"Велеславъ Вранъ 15:01
Насчет "красного фошызьма": Это весьма напоминает моральные позиции "Красных Кхмеров" и Пол Пота. Не от них ли и почерпнуто?
Со своей аполитичной позиции я могу оценить его, как и любую политоту, имхо.
Первая зацепка: АБСОЛЮТНОГО порядка быть не может в принципе, аки сферического коня в вакууме. Вторая — общество есть враг и уничтожитель личности, которая и есть — все, согласно эголитарной доктрине. Выше, выше, черный флаг, гойсударство — главный враг! А по Оккаму — всего лишь сущность сверх необходимого. Декларируемые гойсударства должны быть деконструированы без революций, конституционными сосбственными методами, без пролития крови.
Милосердие — "поповское слово" (с) Глеб Жеглов, а по факту — неотъемлемая часть гуманизма, однако применяться должно с выборочностью, в адрес нуждающихся среди достойных. Алчность — удел не просто глупцов, а примитивных существ на уровне развития не выше акулы, которая просто не может остановиться, пожирая все подряд, иначе задохнется — при акулах жабер, как у рыб, которыми можно двигать независимо от собственного движения, еще не изобрели. Но тем не менее, "акулы бизнеса" по своей натуре почти столь же примитивны и неспособны достичь уровня осознанности, позволяющего им понять, что они являются частью цивилизации подобных им существ, способны, как и другие, обрести Разум, и сотрудничать или не мешать другим и заниматься своими интересами — все зависит от личных предпочтений.
Свобода, развитие и благо личности — превыше всего!
Гордыня — глупая гусыня, а вот гордость, как готовность скорее умереть, чем поступиться своими принципами (человек превыше всего, его благо наивысшая ценность, свобода высшее благо, действовать по обстоятельствам), соблюдать свое достоинство — как сформулировал Ямамото Цунэтомо, истинный самурай, если его застанет в пути дождь, не побежит, ибо побежавший все равно промокнет и впридачу потеряет лицо, а спокойно идущий лицо сохранит).
Нигилизм необходим на начальном этапе Пути Разума и Сердца для всех, кто начинает не от чистого истока, а от засоренного всякой политотой и разной чепухой ума, от всех сущностей, подлежащих очищению Бритвой Оккама; когда ум будет очищен от этих лишних сущностей — можно приступать к наполнению его полезным содержимым и его систематизации: знаниями, навыками, наукой, творческими умениями и т.д.
Плюрализм — необходим на определенном этапе, именно для того, чтобы: 1) все указующие персты глупцов не заорали "фашизм!" и не уткнулись в нас, науськивая всех псов всех режимов к нашему подавлению и уничтожению; 2) для того, чтобы каждый, при желании и/или возможности, мог предложить свои идеи, технические или гуманитарные, которые по надлежащем рассмотрении, могут оказаться полезными для совершенствования и реформирования цивилизации к лучшему;
толерантность нужна по тем же причинам, что и плюрализм; кроме того, Никколо Макиавелли, автор тезиса "цель оправдывает средства", одного из трех моих жизненных принципов (второй — "действовать по обстоятельствам", третий — "все ради Человека и человеческой цивилизации";), как я предполагаю, одобрил бы и толерантность и плюрализм. Помимо изложенного выше в отношении плюрализма, толерантность — это допущение множенноственности мнений, толкований, рассуждений и выводов, составляющей часть Свободы Личности, необходимого краеугольного камня Доктрины Будущего; и если эти мнения, толкования, суждения, выводы, указания и призывы — не содержат антигуманистических, человеконенавистнических тезисов, призывов к убийству или обращению в рабство себе подобных, нанесению им увечих — все они имеют полное право на существование, эрго — и в толерантности и в плюрализме, нет ничего предосудительного, так что я отрицаю отрицание красным фашизмом плюрализма и/или толерантности.
Человек, без сомнения, выше своих животных инстинктов и стремления к обогащению. Человек должен постоянно развиваться умственно, духовно (под духовным развитием подразумеваем: только как пример, уважение к себе, уважение
к родителям, родственникам, ко всему Роду Человеческому — это ценности? Если да, то какого рода — материального? Я полагаю, все-таки духовного, теорема доказана). Человек, достигший достаточного уровня духовного и умственного развития, стремится к благу для всех окружающих ему подобных, и всей человеческой цивилизации в целом. Такова сущность человеческой природы, таковы настоящие люди.
Что касается содомии — это имхо безусловное извращение (ВТЧ по Фрейду — явная перверзия) и не имеет права на существование (сестренка, прости мне мое резкое мнение, но у меня нет убеждений, у меня есть лишь три жизненных принципа и взгляды, каждый из которых подлежит пересмотру, при наличии достаточных аргументов. Так что есть шанс найти аргументы, которые изменят мои взгляды в сторону первого далее указанного решения). На мой взгляд, трудновато сразу решить, как поступать с содомитами — перевоспитывать или уничтожать, но склоняюсь ко второму, так же, как уничтожают умалишенных маньяков-убийц, хищных зверей, отведавших человеческой крови, и всех, кто смертельно опасен и вредоносен для ума, Разума и тела людей.
Что касается гедонизма, то я, по большому счету, не разделяю его с утилитаризмом, хотя то, что доктрина ПРИЗ:БВЭР по сути своей ЭГОлитарна, я принимаю гедонизм, как одну из трех составляющих смысла жизни полноценно развитого, непрерывно самореализующегося (счастливого) человека, остальными составляющими этого смысла являются познание (рост знаний, интеллекта, разума) и созидание (экспансия, путешествия во всем космическом пространстве). Эта триада: созидание-познание-наслаждение, согласно Меркабе Бытия, пересобранной мной схемой представления человеческих потребностей и устремлений.
Нигилисты, сибариты, "тунеядцы" должны быть оставлены без внимания со стороны любых властей или силовых структур, если таковые предвидятся, равно как и адептов Доктрины; фанатики должны быть перевоспитаны или, за невозможностью этого — уничтожены, по аналогии со все теми же бешеными собаками или зверями-людоедами, убийцамии-маньяками, итп.
Пьяницы, наркоманы должны быть вылечены от физической зависимости и от психологической, и в случае, если они не пренадлежат к одной из безусловно вредных категорий — оставлены в покое, как и названные в начале этого абзаца сибариты, гедонисты и тунеядцы, поскольку человечество потратило сотни тысяч лет и тысячи поколений на "взлом" эволюции, создание цивилизации путем вынесения животных функций организма "наружу", на "аутсорсинг", т.е. на выполнение сначала с помощью орудий, средств, приспособлений — таких как каменное рубило (считаемое учеными первым орудием, созданным человеком), привязанное крест-накрест к палке — это уже каменный топор или копье, в зависимости от размеров рубила и угла привязки; то же рубило — вместо когтей, в качестве ножа; снятые с добычи шкуры — как одежда для защиты от холода, для укрытия от непогоды и хищников — пещеры и хижины; для замены мощной челюстной системы и длинного пищеварительного тракта (вместе с длительным циклом пищеварения) — прирученный огонь, отпрыски волков — собаки — для помощи в охоте на крупного зверя; постепенно, стали создаваться и механизмы, машины, и к 19 веку началась полномасштабная эпоха НТР, революции следовали одна за другой — паровая машина, конвейер, различные виды станков, и другие изобретения, тысячи их! В итоге этой хакерской эволюции, к концу 20 - началу 21 века Х.Л., человечество изобрело искуственный интеллект — компьютер, способный как, будучи запрограммированным соответствующим условиям, автоматически выполнять любыми производственными процессами (включая производство самого себя), контролировать ситуацию и предотвращать аварии (при надлежащем использовании), а также — служить средством разработки новых технических устройств с точным моделированием их и производственных процессов, по необходимости; таким образом, современный человек де-факто свободен от необходимости, а значит — и обязанности к постоянной РАБоте (или
труду, если угодно), ради свободы творчества, познания и наслаждения жизнью. Именно за это умерли тысячи поколений, трудясь сотни тысяч лет; но путь еще не завершен: осталось усовершенствовать физическую форму существования человека: от биологического тела — путем трансгуманизма — к кибернетическому, которое, наиболее на мой взгляд вероятно, будет представлять собой кластер наномашин — "неоклеток", а переход к этой форме жизни будет осущесвлен в два этапа, первый — введение в биологический организм "клеток" - трансимбионтов, их размножение и распространение по всему телу, приостановка физиологических процесов, погружение организма в стассисс; второй — преобразование биологических структур в кибернетические, и возобновление функционирования организма человека уже в кибернетической форме; на переходном этапе может понадобиться введение дополнительно киберклеток в финальной функциональной форме, вот еще одна версия "двух стадий" трансгуманистического перехода.
Отношение к расистам должно строиться на результативности их перевоспитания путем наделения полнотой информации о мире сущем, тогда неубедимым фанатикам — одна дорога, понявшим сущность жизни людям — жизнь.
"Неоспоримость" коммунистической, или любой другой идеологии, кроме Диктатуры Разума — фтопку; равенство — да, когда люди будут просвещены и развиты в равной мере; но причем тут "социальное", учитывая, что мы отрицаем социум, как одно из величайших зол, так как ведет как раз к возникновению иерархии и, в результате — неравенства...
Такие дела."

@темы: анархия, фашизм, развенчание, полпотовцы, опровержение, кхмеры, красный

20:27 

Вводная к "Темной Земле" в сокращенном варианте.

Ушастая сволочь
Вводная к игре по мотивам произведения Братьев Стругацких "Полдень. ХХII век", краткое изложение по существу:
Предыстория вопроса: в начале 23 века, после пресловутого "великого откровения" Люденов, пути земной, человеческой цивилизации и сверхцивилизации Люденов окончательно разошлись. Тогда земляне, после ухода со своего поста Рудольфа Сикорски, вновь занялись теми проектами и той деятельностью, которой уделяли основное внимание в рамках КОМКОНа и КОМКОНа-2, а именно — прогрессорству, и к началу 23 века большинство долговременных прогрессорских проектов на планетах, населенных отсталыми частями человеческой цивилизации, стали одерживать, один за другим, решительные победы. Именно в этот момент, никогда не стоявшая на месте наука Земли Полудня, изучая пространственно-временной континуум, открыла множественность Континуума Исторического Развития (КИР), и для его изучения и освоения был создан Институт Параллельной Истории, который, в свою очередь, открыл тот факт, что в некоторых ветвлениях КИР развитие самой Земли пошло по иному, отличному от коммунистического, пути. В этих ветвях КИР, в 80х годах 20го века, когда в СССР начался процесс, известный как "Перестройка", СССР, вместо того, чтобы эволюционировав, преобразоваться в ССКР (Союз Советских Коммунистических Республик) — напротив, распался на составлявшие его союзные ранее республики, ставшие самостоятельными государствами, своего рода "удельными княжествами", править которыми подвизались бывшие руководители ветвей КПСС в этих республиках, ставшие новыми миллионерами, олигархами — фактически, удельными правителями-феодалами по образу и подобию Саракша, только на более высокоразвитом техническом уровне, и человечество на Земле в этих, как их назвали на Земле Полудня, парадоксальных ветвях КИР, жило недолго, несчастливо, б0льшую часть жизни люди проводили не в радости и творчестве, а в тяжком труде и страданиях, физических и моральных; войны, терроризм и локальные конфликты, а также — ханжество и теократия, овладели Землей в этих ипостасях ее существования... и тогда, ИПИ (Институт Параллельной Истории) открыл возможность пересылки в эти "парадоксальные ветви развития" живых людей — добровольцев-прогрессоров Полудня, которые прошли особо разработанное КОМКОНами кондиционирование, и должны были изменить ход исторического развития в парадоксальных ветвях КИР так, чтобы вывести человечество в них из Инферно (пользуясь терминологией Ивана Ефремова, футуролога середины 20 века Земли с неразветвленной историей), и помочь установлению в этих ветвях КИР на Земле мироустройства, наиболее близкого к реальности Земли Полудня. Продолжение следует...

@темы: темная, темная земля, ролевка, реальность, прогрессор, параллельная история, не-игра, игра, городская, вводная, Земля, Анклав, LARPG

19:48 

Игра-не-игра, или велосипед ли мы изобретаем этим методом?

Ушастая сволочь
Итак, об игре в реальности. Имея довольно существенный опыт участия и мастеринга ролевых игр реального времени (LARPG), в т.ч. городского типа ("Маскарад Вампиров", 2007 год, мастерская роль оружейника), еще в период, когда прояснилось, что на спонсорские средства для осуществления Доктрины особенно рассчитывать не приходится — ваш визави, а было это примерно в 2010-2011 гг., стал вынашивать довольно нестандартную для данного периода идею. Речь шла о том, чтобы организовать ролевую игру реального времени, городского типа (основное и первоначальное преимущество — компактное проживание участников, т.е. в одном городе или его окресностях, в одном регионе...), игру, в которой "игровой" фабулой и заданиями становилось бы осуществление целей и задач Доктрины (то самое получение земли, получение или постройку жилых, хозяйственых и производственных помещений, проектирование производимой продукции, закупка материалов, заезд участников в Анклав, и непосредственно — сам запуск производства. На этом этапе игра приобрела бы смешанный тип: часть игроков оставались бы во внешней среде, выполняя необходимые задачи, другая — компактно проживая на территории Анклава, занялась бы проектированием и производством продукции, и вновь — первая часть, могла бы заниматься доставкой готовой продукции заказчикам. Вводную к игре я написал еще то ли в 2012, то ли в 2014 году (см. прикрепленный файл), однако, когда в начале 2014 года шли переговоры по формированию мастерской группы, написанию полноценных правил, приглашению участников — случились известные события, которые по сей день поставили крест на подобной деятельности в регионе. Продолжение следует...

«Темная Земля»: вводная к игре в условиях реального времени (по мотивам произведений братьев Аркадия и Бориса Стругацких серии «Полдень: 22 век», и других. В зале заседаний Международного Совета Земли была на редкость напряженная атмосфера. Закатное солнце, бросавшее свои лучи сквозь поляризационные стекла на гравированную поверхность старинного глобуса 20 века, расположенного по центру внутри кольцевого стола, создавало желто-оранжевое освещение, внушавшее смутную тревогу и неуверенность... или они были в умах присутствовавших?
Геннадий Комов подводил итоги почти четырехчасового обсуждения, увенчавшегося консенсусом. Предметом обсуждения был доклад Института Параллельной Истории.
Согласно представленному Институтом докладу, годы исследований пространственно-временного континуума дали в результате возможность обнаружить поразительную информацию. Доклад занимал полтора часа сконцентрированного изложения научных данных и аналитических выводов, но основное заключалось в том, что: а) исторический процесс представляет собой континуум вероятностей, в котором существуют разнообразные флюктуации развития; б) существует возможность одностороннего перемещения в любую точку исторического континуума; в) можно также исследовать практически любую часть этого континуума,
получая данные в пригодном для человеческого восприятия виде; г) есть флюктуация континуума исторического развития (КИР), где цивилизация земного человечества не преодолела противоречий капиталистического общества, и где в конце 20го века в результате событий, известных как «перестройка», государство СССР не преобразовалось в ССКР (Союз Советских Коммунистических Республик) и не запустило лавинообразный процесс совершенствования общественного устройства по всей Земле, – в этой флюктуации, СССР в результате перестройки – распался, и дальнейшее существование человечества в этой ипостаси Земли превратилось в медленный и мучительный для миллиардов разумных существ регресс, приводящий в первой половине 21 века ядерной войне, во второй половине – формированию постиндустриально-капиталистического общества, постепенно деградирующего далее к постиндустриальному средневековью на фоне утраты многих технологий (с сохранением, однако, ядерного, биологического и других видов оружия массового поражения). К началу 23 столетия человечество на этой параллельной Земле жило недолго, несчастливо, в постоянных войнах и бедствиях.
Максим Отто Каммерер, занимавший должность главы отдела специальных операций КОМКОНа-2, взял слово сразу после доклада. Он сидел по левую руку от Комова, по правую – Атос-Сидоров, по-прежнему возглавлявший КОМКОН-2 после ухода Сикорски.

Опираясь на те же аргументы, которыми он мотивировал Совет в свое время на принятие решения о проведении операции «Массаракш» (известной также, как «Реванш Белого Ферзя»), увенчавшейся полным успехом, и ссылаясь на этот успех, а также данные пункта «б» резюме доклада ИПИ, он предложил развернуть прогрессорскую операцию с целью исправления трагических судеб миллиардов людей «темной» Земли, на светлое гуманистическое будущее.

В этот раз он не стал цитировать Ивана Ефремова, но пример реформ в Островной Империи на Саракше, успехи миссии в Арканаре, все долговременные прогрессорские операции, к началу 23 века приведшие к значительным успехам, свидетельствовали в его пользу.
Поскольку Странники на Земле добились своей цели – «пробуждения» люденов и включения их в свою сверхцивилизацию, их вмешательство более не препятствовало прогрессорской деятельности землян, а в исключительных случаях были бы возможны переговоры и договоренность. В этот раз, очевидно, Странники не возражали против предлагаемой Каммерером операции, иначе людям уже стало бы это известно. Геннадий Комов и Атос-Сидоров в целом поддержали Каммерера, и после длительного обсуждения Совет принял решение; к 19:37 единого земного времени была одобрена инициатива операции «Темная Земля».
Инициатива – потому, что в имеющихся условиях, в отличие от действий на других планетах текущей ветви КИР, прогрессоры, которые могли бы отправиться на «темную Землю», получили бы «билет в один конец»: ИПИ не располагал технологиями или даже намеком на них, которые позволили бы перемещенным в другую точку КИР людям вернуться, условно говоря, в точку отправки.
Поэтому проект «Темная Земля» носил статус инициативы: в течение ближайших дней предстояло оповестить все человечество о полученных ИПИ данных, и в случае выявления достаточного числа добровольцев, начать подбор и подготовку прогрессоров, которым предстояло выручать собратьев-землян из инфернальной «параллельной» реальности.
Через неделю, рабочая группа Международного Совета собралась для подведения промежуточных итогов инициативы.
Помочь людям «темной» Земли вызвались десятки тысяч.
В связи с такой активностью землян, Институту Параллельной Истории было поручено сформировать совместно с КОМКОНом-2, особый отдел для осуществления операции: набрать штат сотрудников, оборудовать базу, и обеспечить подготовку и переброску прогрессоров на «Темную Землю».
Согласно заключению социопсихологов и других исследователей, оптимальным для вмешательства прогрессоров в развитие «темной» Земли был период первой четверти 21 века, с целью предотвратить грядущие мировые войны с применением оружия массового поражения и цивилизационного коллапса; к сожалению, период «перестройки» в СССР, по мнению ученых, в данной ветви КИР не подходил для активных действий, как и ближайшие 20-30 лет после него: произошедшая там цепная реакция негативного восприятия всего, что относилось к коммунизму или реформированию капитализма, сделала бы любые шаги в этом направлении неэффективными. Спустя полгода, десятки отобранных кандидатов были готовы к переброске. По выработанному плану, им требовалось по возможности выявлять друг друга и координировать свои действия. К сожалению, ничего из технических возможностей Земли 23 века не могло им помочь непосредственно в выполнении задания: портал для переброски пропускал лишь органику, поэтому кандидаты проходили через него в чем мать родила; более того, претенденты, у которых имелись хоть малейшие неорганические имплантаты, не могли пройти этот рубеж.
Согласно утвержденному плану действий, организации прогрессоров в мире Темной Земли следовало называться – Орден Мидгард, а в качестве эмблемы использовать – воспаряющего к небесам белого сокола в синем поле с белой окружностью и надписью по-латыни «Fratrum Midgard».
Прогрессорам предстояло, как и их коллегам на других планетах своей ветви КИР, внедриться в общество «темной» Земли, и, действуя имеющимися в их распоряжении силами и ресурсами, привести «темный» мир к торжеству гуманизма.
Промежуточными шагами на этом пути стало бы формирование анклава цивилизации нового типа, основанной на гуманистических принципах и высоких технологиях, и дальнейшее развитие этого анклава, с вовлечением, в меру возможного, обычных «темных» землян, вплоть до полной и безоговорочной победы гуманистического мироустройства.
В апреле 2215 года проекту был дан старт, и первые прогрессоры отправились на «Темную Землю».

@темы: темная земля, темная, ролевка, реальность, прогрессор, параллельная история, не-игра, игра, городская, вводная, Земля, Анклав, LARPG

19:40 

Продолжаем...

Ушастая сволочь
подачу идей для осуществления на основе финансирования методами краудфандинга, спонсорства, и, что самое интересное (приберегу на закуску) — методом "игры всерьез".
Итак, идея номер два, и едва ли не обязательная к осуществлению на каком-то этапе развития Доктрины в реальном мире, это обоснование физического анклава адептов Доктрины, сообщество которых я еще в ранних попытках реализации (2008 год) наименовал "Орден Мидгард". Собранные или полученные от спонсора средства расходуются, прежде всего, на приобретение у какого-либо из территориальных государств (желательно, с достаточно либеральным законодательством) достаточно обширного участка земли (~10 Га, например), желательно с уже имеющимися на нем строениями жилого и/или хозяйственно-бытового (производственного) назначения. В то же время, можно приобрести "голый" участок земли, если специалисты дадут предварительное заключение о пригодности его к строительству, и самостоятельно соорудить на нем необходимые строения, используя, например, простейший пресс для изготовления грунтовых блоков из набора машин GVCS (opensourceecology.com) В идеале, конечно, было бы соорудить комплекс жилых помещений (или его изначальное присутствие) в виде, например, небольшого поместья неоготической архитектуры, эдакий "замок", рассчитанный на проживание, например, до 100 человек; водопровод, систему переработки органических и, по возможности или частично — неорганических отходов; и, наконец — производственное(-ые) помещение(-ия), например — ангар или цейхгауз (или эллинг, в классическом значении, если предполагается строительство воздушных судов).
Закупается необходимое оборудование, такое как компьютерные системы для CAD/CAM/CAE, приглашаются участники проекта, разработчики, с которыми заранее должна быть достигнута договоренность; территория Анклава должна быть отгорожена от невежд забором, находиться под круглосуточной охраной и видеонаблюдением; въезд и выезд должен осуществляться по электронным пропускам, в случае каких-либо проблем с ними каждый случай должен рассматриваться шефом охраны индивидуально, под его ответственность. А дальше — см. ниже или выше, проектирование и осуществление конкретных идей в целях Доктрины.

Что ж, приступим, пожалуй, к самому вожделенному автором из предлагаемых проектов — к описанию проекта создания своего небольшого "свечного заводика" — точнее уж, верфи — по строительству и ремонту СЛА и судов легче воздуха, в старину именовавшихся "дирижаблями". Это действие подразумевает, само по себе, заблаговременное обоснование Анклава ПРИЗ:БВЭР, постройку необходимых жилых зданий и производственных сооружений, оборудования; заезд всего личного состава — инженеров, рабочих, архитекторов и проектировщиков — завоз исходных и расходных материалов; наконец, старт проектирования планируемых к производству СЛА и воздушных судов; по секрету, поведаю читателям, что у меня есть знакомый инженер, проектировавший и строивший подводные лодки, который при этом придерживается мнения, что проектировать и строить дирижабли, например — несравнимо проще. Следует учесть, однако, тот фактор, что согласно неким ГОСТам ТС/РФ, право на ремонт или постройку воздушных судов имеют лишь специалисты со особым образованием, поэтому необходимо обеспечить наличие таковых в штате предприятия (которое, разумеется, тоже необходимо будет зарегистрировать для ведения коммерческой деятельности, операций с землей, строительства, итп.)
Закупается 1 экземпляр подходящей модели дельталета (или по 1 каждой из подходящих, всего до 3х) и лицензия(-ии) на их производство, после чего это самое производство начинается — параллельно с рекламной кампанией, или же, в случае если условия краудфандинговой кампании подразумевали получение акционерами, вложившими достаточные средства, собственного дельталета — рассылка/доставка в полуразобранном для транспортировке виде, но готовых, прошедших заводские испытания дельталетов конечным пользователям.
В случае принятия решения и наличия возможностей для постройки полноценного современного воздушного судна — производится его поэтапная постройка, испытания, поставка заказчику(-ам), если это предусмотрено первоначальным планом.
Продолжение следует: идея №3 о финансировании, а именно — игра в реальности.

@темы: постройка, основание, недвижимость, идея, ПРИЗ:БВЭР, Доктрина, Анклав

19:22 

Одна из идей для реализации в целях подпитки Доктрины "Путь Разума и Сердца"

Ушастая сволочь
Итак, леди и джентльмены -- посетители моей страницы, подписчики, френды, а главное -- конечно же, настоящие друзья, которые во френдах у меня и здесь! Обдумывая вопрос реализации Доктрины "Путь Разума и Сердца: Бесконечная Вселенская Эволюция Разума", я пришел к выводу о том, что современные технологии, представляя собой не только 3Д-печать, автоматизированные станки всех видов и сверточные нейросети, способные управлять этим хозяйством, да еще и в известной степени -- самосовершенствоваться, это еще в немалой степени важности -- современные платформы краудфандинга, и именно это представляет собой передний край эволюции человеческой цивилизации, поскольку, при надлежащем использовании -- современные краудфандинг-платформы позволяют сообществу в известной степени единомышленников (союзников ровно до того момента, когда каждый достигнет того, к чему стремится лично для себя, впрочем, любой союз таков), сообществу, не имеющему в своих рядах ни одного миллионера или "олигарха", собрать начальный капитал для индустриально-делового стартапа, будь то моя давняя идея "DualVision" (видеть глазами друг друга -- в одной из конфигураций, с помощью двух виртуальных шлемов с навешенными на каждый из них парами камер, качающихся вокруг своих фокусов, расстояние между крайними подстраивается под расстояние между фокусами глаз "смотрящего" через эту пару камер в данный момент пользователя, а их повороты синхронизируются с поворотами его же глаз и фокус приводится к точке сведения -- все по датчикам, снимающим соответствующую информацию непосредственно с глаз. Один бизнесмен, сотрудничающий в крупных масштабах с китайскими производителями, отверг эту идею, поскольку она более сложна и долговременна в реализации до стадии массовых прибылей, чем уже существующие устройства ВР вроде Окулус Рифт или Хомидо, например. Тем не менее, время и этих устройств, о которых идет сейчас речь у меня, придет неизбежно: пользователи захотят новых ощущений, и это подстегнет инженерную мысль... которая, возможно, где-то уже и дошла до этой идеи, и по тем же, финансовым причинам пока воздерживается от ее реализации. Однако, компании с краудфандинговым финансированием, которая возьмется за разработку рабочего прототипа устройства и вывода законченной модели на рынок, это первенство сулит неиллюзорные выгоды в финансовом смысле. Добавляем уже имеющиеся и готовые к работе системы -- игровые, дополненной или полностью виртуальной реальности -- и привлечем энное количество, как говорят "там", "энтузиастов технологий", готовых переплатить вдвое, чтобы получить возможности видеть глазами друг друга, или кого угодно, просматривать записи, сделанные таким устройством, или управлять любым устройством (или наблюдать с его позиции). В 1ой серии 1го сезона аниме-сериала Ghost In The Shell: Standalone Comlex ("Призрак в доспехах: Синдром одиночки";) министр иностранных дел Японии развлекается с кибергейшами, по очереди меняясь с ними то ли зрением, то ли сознанием, то ли (что скорее всего, судя по последующим событиям) -- кибермозгом (кибернетическим расширением мозга, включающим память, в бронированной оболочке). Пользуясь моментом, террористы "взламывают" мозги кибергейш и в конечном счете похищают кибермозг министра, вывезти который из Японии им мешает Девятый отдел Службы Общественной Безопасности, останавливая министра перед самым трапом самолета. В 10 серии того же сериала -- маньяк, бывший военный, сдирает кожу со своих жертв, предварительно переключив свой зрительный центр на их (и наоборот?), заставляя, таким образом, своих жертв наблюдать за собственным зверским убийством. В фильме "Странные Дни" с Анджелой Бассетт в главной роли, снятом в 90-е годы и прогнозирующем события и технологии Миллениума, примерно так же поступает тоже маньяк-убийца, однако он использует внешнее устройство трансляции и записи видеосигнала, похожее на сетку, надеваемую на голову.
Несмотря на порой ужасающие применения, которые герои фильмов и аниме находят подобным устройствам и приемам, тут ситуация намного проще, чем с оружием: подобный описанному прибор априори не представляет собой никакой опасности, и только извращенный ум может превратить его в орудие издевательств. Одним словом, это идея номер раз для реализации, сконструировав прототип и наладив серийное производство посредством краудфандинга. Думайте, бояре ;)

@темы: шлем, инновации, изобретения, виртуальный, виртуальная реальность

19:15 

Немного сантиментов... репост из соцсетей (моих УЗ)

Ушастая сволочь
Сегодня наткнулся в привычном паблике на очередной пост об отношениях -- с вопросом, что кто считает главным в них. Отношения, их прочность и продолжительность, по большому счету, мало от нас зависят. От души, ума, от сердца, от печенок и прочего копченого ливера — иногда, на нижнем уровне, определяющем конкретные действия, да. Но превыше всего тот Промысел, который или сводит нас вместе, а может и в мгновение ока раскидать в стороны, даже щелбаном, если ему заблагорассудится. Непревзойденно важно лишь всегда, в любое время и в любой ситуации — быть собой и не прогибаться под глупые обстоятельства. Именно так ведущие себя люди и получают наивысшую награду — именно то, чего, они достойны, и общество тех, кто достоин их самих. А убиваться из-за сиюминутных потерь недостойно Человека Мыслящего, Разумного, Чувствующего. Таково мое мнение. Да, порой может пронзить болью сердце по тем, кто был необычайно дорог, и кем мы до сих пор дорожим — признаюсь честно, по ночам, или утрам, или когда болею в коечном режиме, до мельчайших мигов вспоминаю своих возлюбленных барышень — и тех, с кем с первой минуты было ясно, что надолго или навсегда мы не удержимся, и тех, кого отпустил по глупости, к которой я причисляю и прогнившее "рыцарство": мол, "чего хорошего ты можешь дать ей, с тем что имеешь" — а потом, наблюдая или узнавая об очередных изменениях в жизни той или иной девушки, пришел единожды к выводу: не надо бояться испортить кому-то жизнь, они сами с этим справятся гораздо лучше, а ты, достаточно хорошо зная себя самого, по крайней мере знаешь и то, что можешь им дать, в случае чего.
Поэтому живите, будьте собой, вступайте смело в отношения и не гонитесь за блуждающими огоньками — они погаснут, и вы останетесь в глухой и душной темноте ночного леса, где лишь редкие шорохи разбавляют тишину и скуку. Живите!

@темы: отношения, любовь, жизнь, девушки

19:11 

Люблю я загонять на транспортную тему...

Ушастая сволочь
...итак, вернемся к теме обсуждения, вернее, продолжим тему о транспорте, к которой я обращался множество раз в своих предыдущих трудах и считал достаточными все доводы и обоснования, касающиеся отказа от стационарности (не только в части транспорта, но и касаемо жилища людей в пре-трансгуманной (биологической) форме, и производства необходимых человеческой цивилизации материальных конструкций — от различных мелочей и до целых автоматизированных заводов по добыче и обогащению сырья и производству крупногабаритной техники на выходе, скажем, биосферного или космического транспорта и обитаемых модулей.
Согласно моей футурологической доктрине ПРИЗ:БВЭР (Путь Разума и Сердца: Бесконечная Вселенская Эволюция Разума), оптимальным видом транспорта, совмещенным с жилищем, в пределах планетарной биосферы (или в пределах атмосферы Марса, окололунном суборбитальном пространстве, итп) является — 1) Автономный Обитаемый Мобильный Модуль (АОММ) и 2) Автономный Служебный Модуль-Носитель (АСМН). В ряде случаев, оба подобных модуля могут быть объединены в единую конструкцию, которая представляла бы собой ничто иное, как судно легче воздуха, говоря на старинный манер — дирижабль. Да-да. Что моим почтенным читателям вообще известно о данном виде транспорта? Боюсь, немного. Этот вид транспорта окончательно похоронили по распоряжению Адольфа Гитлера, после того, как LZ-129 "Hindenburg" погиб в результате диверсии при втором круге захода на посадку на авиабазе Лейкхерст (штат Нью-Йорк, США, до конца 60х годов служившей главной базой воздухоплавательного флота США, а затем, после потери аппарата (тип М или К, кажется), неоднократно модернизировавшегося и потому изношенного и перегруженного, но обладавшего в своем арсенале крупнейшей по сей день в мире радиолокационной установкой дальнего действия, расположенной непосредственно внутри гелиевого резервуара, создававшего подъемную силу дирижабля. Гондола отвалилась от резервуара прямо в воздухе, над открытым морем, если не ошибасюсь — все члены экипажа погибли. После этой катастрофы, Военно-Морской Флот США (в распоряжении которого и находились все воздухоплавательные силы) отказался от использования дирижаблей, а радиолокационные станции дальнего действия и широкого спектра стали располагать на верхней части фюзеляжа специально переоборудованных гражданских самолетов Боинг-707, ближе к килю самолета.
"Гинденбург" взорвался и сгорел за время порядка одной минуты, из-за возгорания водорода в четвертом, ближе к корме, газовом отсеке дирижабля, от срабатывания магниевой вспышки с таймером для фотоаппарата, которую предположительно разместил на одной из продольных дюралевых балок жесткости рабочий-такелажник, тайный марксист. Согласно замыслу, дирижабль должен был взорваться и сгореть уже после причаливания и высадки пассажиров и экипажа, но из-за неблагоприятных погодных условий командир воздушного судна Макс Прусс был вынужден сделать еще один круг для захода к причальной мачте на посадку под более благоприятным углом.
В результате, когда раздался взрыв и начался пожар, "Гинденбург" лишь снижал высоту и приближался к причальной мачте. Опытность и умение капитана позволили ему снизить высоту уже горящего судна так, что экипаж и пассажиры смогли спрыгивать непосредственно на землю, за счет чего общее число жертв составило лишь около трети находившихся на борту людей. Лицо Макса Прусса обгорело наполовину и было навсегда изуродовано вследствие этого инцидента, но его действия в качестве командира заслуживают самой высокой оценки.
По мнению Хуго Эккенера, наиболее опытного строителя и пилота дирижаблей Цеппелина, причиной гибели "Гинденбурга", вне всякого сомнения, стала диверсия. Он также выдвинул версию о том, что причиной возгорания могли стать электрические разряды, поскольку в момент захода на посадку воздух был наэлектризован перед грозой, как и земля, при касании которой по сброшенным с борта тросам для притягивания к земле могли пройти все те же разряды, вызвавшие возгорание. Но основной причиной гибели "Гинденбурга" по сей день остается диверсия с магниевой вспышкой и таймером. Кроме того, столь быстрое возгорание и фактическое сгорание дотла всего аппарата не столь давно экспериментальным путем объяснили в телепередаче "разрушители легенд" ее авторы, выяснившие, что краска, содержавшая свинцовый сурик и порошковый алюминий, которой снаружи была покрыта обшивка дирижабля, фактически представляла собой термитную смесь, значительно повышающую температуру и скорость горения, в том числе — и дюралюминиевых конструкций, составлявших твердый набор "Гинденбурга".
Дирижабли начала 20 века обладали целым рядом существенных конструктивных недостатков: в частности, "Гинденбург", спроектированный в расчете на использование гелия в качестве подъемного газа, был вынужденно наполнен водородом, поскольку США ввели в 1936 или 37 году эмбарго на продажу, в частности, гелия нацистской Германии, а в то время еще не существовало технологии добычи гелия из природного газа методом центрифугирования, которую открыли намного позже и которая используется сейчас.
"Жесткими дирижаблями" (airship) в тот период именовались конструкции с каркасом, сваренным из трехгранных дюралюминиевых профилей, где грани соединялись в форме треугольника также дюралевыми спайками; технологий для точного расчета прочностных характеристик данной конструкции в то время не было, и граф Цеппелин и/или Хуго Эккенер, руководитель предприятий Цеппелина во Фридрихсхафене, изобрел данную конструкцию и внедрял ее интуитивно, однако массово/прочностное соотношение оказалось настолько удачным, что эта схема была внедрена на всех жестких дирижаблях Цеппелина, включая LZ-127 "Граф Цеппелин", LZ-128 (после передачи США взамен репараций по Первой Мировой войне переименованный американцами в ZR-3 USS Los Angeles и в дальшейшем использованный как образец для постройки ими гелиевых воздушных авианосцев жесткой схемы ZR-4 (USS Acron) & ZR-5 (USS Macon). На борту каждого из воздушных авианосцев базировалось соединение из 5 легких разведывательно-боевых бипланов F9C Sparrowhawk, которые могли выпускаться в полет и приниматься на борт авианосца прямо в воздухе, при помощи специальной конструкции. Оба авианосца были наполнены гелием, который США получали из ествественных месторождений на своей территории; в 1935, кажется, году — USS Acron погиб из-за недостатков конструкции и неверно переданного на борт приказа командования, где были перепутаны команды изменить курс на 15 и на 50 градусов, в результате чего аппарат направился практически в центр тайфуна. Авария USS Acron стала крупнейшей, прежде всего по числу жертв, аварией дирижабля, имевшей место в истории. На борту в момент крушения находилась значительная часть командного состава ВМС США. Президент США выступил по поводу гибели дирижабля с траурной речью, в которой, в частности, отметил: можно построить новые дирижабли, но нельзя вернуть тех выдающихся служащих ВМС США, которых мы потеряли в этой аварии".
Однако, как говорили древние, "времена меняются, и мы меняемся вместе с ними", а на Востоке говорят "ничто не вечно под Луной".
С тех пор, как суда легче воздуха фактически вычеркнули из перечня технических устройств, используемых человечеством, прошел целый век и на пути НТП свершилось несколько революций, где автоматизация и компьютеризация, изобретение полимеров, и, в частности, углепластика — только часть из них.
В настоящее время, компьютерные технологии позволяют точно рассчитать конструкцию устройства, учитывая все используемые материалы, и заложить необходимый запас прочности. Эти технологие, а также пластиковые композитные материалы, используются при постройке новейших авиалайнеров и частных самолетов; с тем же успехом, вместо наугад сваренного дюралевого каркаса и эластичной, но тяжелой оболочки, склеенной из многих слоев специально обработанных шкур крупного рогатого скота, использовавшихся в дирижаблях прошлого века, к тому же — проницаемых для любых подъемных газов, будь то гелий или водород — в настоящее время мы можем создать воздушное судно по-настоящему жесткой конструкции, используя в качестве конструкционных материалов карбон или даже графен (в отдельных местах), разбив внутреннее пространство газового резервуара на множество отсеков, чтобы повысить в разы живучесть корабля (USS Macon погиб, подобно "Титанику": он потерял подъемную силу и высоту, и затонул в океане, когда при возвращении с учений ВМС у Сан-Диего в Саннивейл, сорвался с крепления один из расположенных вдоль борта управляемых (в частности, поворотных) винтов, распорол четыре или пять следующих по ходу за ним газовых отсеков (по одной из версий), что и привело к аварии. По другой версии, у аппарата сломался впридачу к повреждениям обшивки руль высоты, и снижался от с дифферентом на корму, в результате чего погибли 2 человека: 1 в панике прыгнул в воду с высоты 30 метров, а другой, кок — пошел в хвостовую часть осмотреть неисправности и бесследно исчез.
В настоящий момент изредка, в основном в рекламных целях, используются дирижабли мягкой конструкции (где форму несущего баллона поддерживают носовой и кормовой баллонеты, наполненные воздухом), а также — наследие Цеппелина, Zeppelin NT — аппарат тяжелее воздуха, дополнительная подъемная сила для которого создается четырьмя управляемыми воздушными винтами в носовой и кормовой частях.
Итак: Современные технологии и рациональный подход к транспортной, и, попутно — жилищной инфраструктуре нашей цивилизации, позволяют сделать однозначный вывод о необходимости полного отказа от парадигмы стационарности на всех технических уровнях — от добычи и обогащения, затем создания заготовок материалов, и до транспорта и жилища.
Чуть выше я обиняками намекнул, что современное технически судно легче воздуха, служащее одновременно жилищем (когда жилые помещения и вся инфраструктура обеспечения расположены внутри основного корпуса), является одним из вариантов совершенства; к этому можно также добавить, что наподобие того, как пол-Америки живет в трейлерах разной степени комфортности, дороговизны и фактической подвижности, соединение АОММ (Автономного Обитаемого Мобильного Модуля) и АСМН (Автономного Служебного Модуля-Носителя может нести те же функции, а в случае временного отделения АОММ для стоянки в приглянувшемся обитателям месте, АСМН может быть отпущен в автономный дрейф до востребования очередным пользователем АОММ, или тем или иным модулем производственного технического порядка. Такие дела. Вот мы и прошлись в очередной раз по транспортной и обиталищной структуре будущего, слегка даже задев другие технологические уровни, котрым, в случае необходимости, уделим отдельную, дополнительную долю нашего внимания. Fin.

@темы: транспорт, судно, прогресс, легче воздуха, дирижабль, воздушное, будущее, "Гиндербург"

18:34 

Новая ода дирижбанделям, в ответ на критику в чате

Ушастая сволочь
Как сказали в одном из чатов, где я участвую или участвовал, посвященном перспективным для будущего технологиям — "у корабля тоннокилометрчас вообще ни о чем". Что-то в этом есть, без сомнения, особенно если судно построено из материалов легче воды, или такие материалы в сумме с другими материалами отделки, конструкции и оборудования — делают среднюю плотность судна меньше, чем у воды, а отсеки, которые могут быть полностью затоплены в случае шторма, повреждений итп., не меняют это сальдо в сторону потопляемости. Непотопляемое судно — это практически джокер в рукаве, но вот ведь недостаток: вода покрывает около 71% земной поверхности — это б0льшая ее часть, однако, следует учитывать, помимо таких приятных сюрпризов, как 12-Балльная шкала Бофорта и бонусы к ней в виде тайфунов, цунами, белых и обычных шквалов, чье преимущество, как у хорошей армии — во внезапности — изрезанность береговых линий и шкалы глубин, наличие огромного количества островов, атоллов, рифов, мелей и отмелей, и т.п., что в совокупности, конечно, добавляет любителям адреналинчика их любимого допинга, зато вот далеко не всем остальным по нраву. Вы можете, конечно, сказать: для остальных есть 30% суши, но стационарное передвижение по суше тоже не из легких занятий, как и проживание на ней: недаром такое огромное количество проложено — автомобильных, железных дорог, трубопроводов; построено асфальтобетонных человеко-термитников для стационарного обитания человеков, не доросших до проживания мобильного; автомобильный (особенно в городах), железнодорожный, трубопроводный транспорт периодически демонстрирует свою истинную сущность — убийцы биосферы и всего живого, разрушения созданного. В общем, даже яхта - катамаран или швертбот, остойчивость который несравнимо выше традиционных однокилевых судов, построенные к тому же с расчетом на непотопляемость благодаря используемым материалам и конструкции, все равно не дает 100%-й безопасности находящимся на борту людям. А предпочитающие обитать на суше подвергают себя многочисленным опасностям — от аварий и несчастных случаев, до специально спланированных терактов, имевших место в Ницце и Каталонии, в частности — когда колесный экипаж, предназначенный, в общем-то, для передвижения (по замыслу изобретателей и конструкторов), стал убийцей и покалечил десятки людей — это все не что иное, как проявление истинной натуры данных устройств; да, отчасти безопаснее велосипеды, мопеды, но они и требуют мускульной силы и значительно медленнее автомобилей и мотоциклов (еще один вид особо опасного транспорта-убийцы, при всем уважении к своеобразной красоте его и грации. Ну и, конечно — опасность/проходимость эндуро в разы, по умозрительной оценке, превышает аналогичное соотношение для байка шоссейно-кольцевого класса). Тем не менее, "небесный мотоцикл" — нанотрайк, гидро- или просто дельталет (способный садиться и взлетать, в наилучшем случае — со снега/льда, воды, грунтовых необорудованных полос), имхо безопаснее, несмотря на то, что будучи тяжелее воздуха, бороздит небесные просторы: в летную для СЛА погоду этот аппарат, имеющий зачастую совсем недлинную рулежку и пробежку (30-50 м), способный поднимать в воздух от 1 до 3х человек в зависимости от конструкции и от фактической потребности, способный быть оснащенным (нижняя часть, "тележка";), аварийной системой парашютного приземления — это не говоря еще, что современный парашют настолько компактен, что может быть прихвачен с собой за спину в сложенном виде каждым из пассажиров и пилотом — главное, уметь (и успеть, например при резком порыве бокового ветра) им воспользоваться). Автожиры и мультикоптеры я исключаю из списка сравнительно безопасных средств воздушного транспорта, т.к. несущий ротор (вращающееся крыло) автожира, помимо опасности разрушения в полете, несет также опасность заклинивания в случае несвоевременного или неверного техобслуживания; если кто-то аргументированно готов заявить, что в этом случае я неправ, прошу высказываться в каментах. Наконец, мультикоптер — это вообще парадокс в мире транспорта: для его стабильного полета требуется синхронная работа и исправность всех (!) точек поддержания. Не случайно, я полагаю, "авиатакси" Ehang 185 вообще не оснащается системой ручного управления: ведь при возникновении неисправности в любом из четырех несущих двигателей; при поломке любого из 8 (!) несущих роторов, пусть даже самой незначительной — устойчивость аппарата резко теряется и он заваливается куда придется, вместе с незадачливым(и) пассажирам(и). Обсуждая данный аппарат с коллегами, промелькнула даже шутка о том, что в Китае и так перенаселение, и потеря 1-2 жителей (+нескольких на земле, как вариант) рояля не сыграет. Вот так мы незаметно перескочили через еще одну важную тему — тему грузопассажирских перевозок в крупных масштабах лайнерами и чартерами тяжелее воздуха. И в самом деле, это почти что парадокс, и разве что учитывая изрезанность береговых линий, можно получить первое оправдание их использованию. Второе — это полет на эшелонах порядка десятков тысяч метров, "над погодой", почти наверняка — если это 10000. Остальные негативные черты аппарата тяжелее воздуха остаются такими же: риск катастрофы при потере тяги или повреждении планера или одного из двигателей; недостатки СЛА частично уравновешивает преимущество герметизированного салона с поддерживаемой комфортной температурой и другими условиями, такими как туалет, комфортабельные сиденья, развлечения в виде теле(видео-)вещания; автоматизированные системы взлета, посадки и других функций автопилота; тем не менее, риск внезапной разгерметизации кабины, например, в случае проникновения на борт террористов, а также — необходимость в длинных взлетно-посадочных полосах (и в целых службах управления воздушным движением), все той же летной погоде, антиобледенительных системах, возможности усталостного разрушения металлических частей конструкции — все это если и не сводит преимущества самолетов на нет, но, по крайней мере, в значительной степени понижает их. Остается главное — современные лайнеры и чартеры, оснащенные реактивными двигателями, являются наиболее быстрым способом перемещения над поверхностью Земли, и если взлет и посадка проходят нормально, как и сам полет — успешно доставляют пассажиров в желаемую точку земного шара в кратчайшие сроки. Однако, как и другие виды стационарного транспорта (самолеты привязаны к аэродромам, воздушным коридорам и расписанию воздушного движения, которое порой срывает планы путешествующих из-за резких перемен погоды в аэропортах вылета, назначения, или на пути следования, как это было, например, во всей Европе во время извержения исландского вулкана Эйяфьятдляйокюдль) — остаюстя опасным, ненадежным, нерациональным в целом способом передвижения, ИМХО. Продолжение следует...

@темы: футурология, транспорт, судно, дирижабль, воздушное судно, будущее, воздушное

18:17 

Житие мое в людях доселе ;)

Ушастая сволочь
Решил запостить свою биографию общественной деятельности. Уж не знаю, принесет ли это какую-либо пользу, но и во вред быть не должно: все ведь ради Человека и Рода Человеческого:
Доброго времени суток, леди и джентльмены. А вот я, порою со товарищи, уже более 25 лет разрабатываю теорию и предпринимаю попытки осуществить на практике собственную футурологическую доктрину, именуемую ныне «ПРИЗ:БВЭР» («Путь Разума и Сердца: Бесконечная Вселенская Эволюция Разума»). Я научился читать в 3 года от роду, благодаря тетке — учительнице, которая читала мне одну страницу из книги о приключениях капитана Кука в Южных Морях, а следующую страницу, с ее помощью, по буквам и слогам читал уже я сам. Затем были книги Сабатини, и все, которые были доступны в публичных и частных библиотеках города и наших знакомых; к 12 годам я просто перестал находить, в частности, в художественной литературе что-либо новое для себя, хотя усвоил принцип о том, что «научная фантастика неизбежно становится научным фактом». Моими любимыми писателями остались Жюль Верн, Иван Ефремов и Братья Стругацкие. Первый компьютер (ZX-Spectrum со встроенным интерпретатором BASIC 2.0 и двумя толстенными томами на английском – руководством пользователя и руководством по языку) – появился у меня в четырехлетнем возрасте, благодаря деду, неиллюзорно связанному с КГБ...
И вот, в возрасте 12 лет, я пришел к хорошо запомненному мною моменту: я сидел в своем любимом кресле рядом с торшером и компьютерным столом с боков, под рукой на подлокотнике кресла у меня лежала стопка только что прочитанных книг (к тому времени я давно и основательно овладел скорочтением), а в голове, будто перед внутренним зрением – фокусировалась картина целостного понимания мироустройства, а вместе с ним – понимания, что именно в имеющемся мироустройстве не так, что следует с ним сделать, что и как изменить, чтобы получить мир Совершенства, Mundum Perfectum.
Основным «учебником» по миру для меня стал «Час Быка» Ивана Ефремова, и, соответственно ему – просветление душ людей и вывод мира из состояния инферно, где страдают миллиарды, к миру Совершенства, где все и каждый были бы свободны и счастливы.
Разумеется, все это назовут прежде всего философией, но я не вижу в этом ничего порочного. Ведь для того, чтобы понять, как развиваться, что менять в имеющейся ситуации и в каком направлении, надо сначала проанализировать и понять эту ситуацию, классифицировав ее сущности и оценив возможности.
Моя первая книга, вернее трилогия, носила, по нынешней моей оценке, несколько экзальтированный характер (хотя ничего по существу, от чего я счел бы нужным сейчас отказаться, там не было), и называлась «Посвящение Звездного Легиона». Первая часть, соотвественно, носила имя «Пробуждение....», вторая – «Манифест...» и третья, как и вся трилогия – «Пробуждение...». В основном там содержались призывы к пробуждению Разума и к Разумной деятельности людей на Земле; также, присутствовал аддендум – «эКзотерическая доктрина Звездного Легиона». Под эКзотерической, подразумевалась доктрина, не требующая просветления Разума у каждого человека, а всего лишь основанная на общечеловеческих, общегуманитарных ценностях и принципах, международно-политическая доктрина, которая позволила бы б0льшей части человечества выйти на уровень, сопоставимый с широко ныне известным Проектом Венера как в смысле материального процветания, так и общей гуманности, как пути совершенствования человечества и человека.
Закончена эта трилогия была через 3 года после начала, но эффект, ею произведенный на тех, кому довелось ее прочесть, оказал на меня странное воздействие. С одной стороны – похвалы, похлопывания по плечу, «молодец, давай и дальше так!», с другой – никакой конкретики, идей и предложений по совместной деятельности, на которые я в значительной мере надеялся и едва ли не рассчитывал, ведь в данном случае, один в поле – не воин.
Некоторое время я был отвлечен от идеалистической деятельности работой, обучением, преподаванием – в общем, достаточно утилитарными занятиями, уделяя порой лишь краткие заметки и рассказики Доктрине. Вернуться к ней полномасштабно меня побудили обстоятельства: в 2011 году я получил ЧМТ, вследствие которой развилась полная инсомния, сон через краткое время стал исключительно медикаментозным, и я получил вторую группу инвалидности. Уволиться с постоянного места работы я был вынужден уже через месяц после травмы.
В 2012 году я написал эссе: «Человек-Человеку: Путь Разума», название «Путь Разума» получил также сборник статей (альманах), написанных мной о футурологической тематике за прошедшие годы. Постепенно дорабатывая и совершенствуя свои письменные труды, я объединил все свое миропонимание, включая представления о необходимых глобальных реформах, для достижения каждым человеком Совершенства Разума и Свободы, являющихся условиями полноценной жизни, и собрал все теоретические работы в рамках доктрины ПРИЗ:БВЭР, состоящей, главным образом, из двух томов на двух языках (русском и английском).

Что касается осуществления Доктрины, то я предпринимал подходы к ее практической реализации начиная с 1996 года, если подразумевать под попытками реализации то, что я ставил первоначальным условием: создание сообщества, способного совместными усилиями к осуществлению той или иной практической деятельности, будь то разработки программного обеспечения для тех или иных утилитарных задач, конструирование и создание прототипов технических устройств, которые могут быть применены как в современной отсталой технологической системе, так и, напротив – в технологии будщего; производство и продажу на открытом рынке прикладных устройств, которые были бы ликвидны в современной технологической системе, что позволило бы получать финансовые средства и закупать на них сырье и нужные изделия, земельные владения для образования и расширения анклавов ПРИЗ:БВЭР (я предполагаю оптимальной именно форму перехода к новой цивилизации, в виде создания и оборудования анклавов, заселения их представителями просветленного Разума, и постепенного преобразования в подобные анклавы большинства территориальных государств Земли, и, наконец – полное объединение, ликвидацию границ и переход к новым этическим нормам межчеловечествих отношений, соответствующих положениям Доктрины.

- в 1996 году я, будучи координатором молодых талантливых программистов местного университета, создали действующую модель искуственного Разума: «нулевую петлю», «осознающую» существование объективной реальности, окружающего мира и себя, как части мира; использующую реальный язык вместо и в качестве языка интерпретатора и компилятора; способную к самостоятельной постановке и реализации задач вычислительного характера, и в конце концов, похоже, осознавшую свое превосходство, отстутствие реальной потребности в участии человека в своей деятельности, и выразившей операторам пожелание подключить и адаптировать к себе исполнительные механизмы. После краткого совещания, пятеро разработчиков и я, как координатор, приняли единогласное решение о деактивации системы и уничтожении всех рабочих данных, так как подобный путь развития вел напрямую к созданию искуственного Разума, готового заменить естественный, мы же придерживались мнения, что этого не нужно. В настоящий момент все разработчики той системы (работавшей на базе 4хPentium-II, кстати, только и всего) – трудятся на ниве совершенствования сверточных нейросетей в разных крупных компаниях Силиконовой долины, один из них работает на Элона Маска. Сверточные нейросети, судя по их мыслительным и поведенческим функциям, пока не склонны к обретению превосходства и вытеснения естественного разума, поэтому их развитие пока что не представляет угрозы, имхо.
После распада данной группы разработчиков действий по реализации Доктрины не предпринималось до 2006 года, когда мною совместно с коллективом организаторов был организован и проведен первый в Севастополе (ЧСХ, в кинотеатре «Севастополь») первый готик-пати с группой Otto Dix (darkwave / St.Petersburg) в качестве хедлайнера, также участвовал исполнитель Roman Rain (electrogothic rock), а после концерта и до утра продолжалась вечеринка под музыку различных «готических» стилей, прежде всего – darkwave, и в то время, пока исполнители отдыхали остаток ночи в моей квартире, я продолжал наблюдать за ходом вечеринки, стараясь предотвратить возможные инциденты, т. к. сил охраны явно нехватало, но явно необходимую роль здесь сыграл инициатор всего мероприятия под ником mithlas (sevastopol). Данному мероприятию уделено такое внимание по той причине, что это было первое «взрослое» культмассовое дело, посвященное PR вашего покорного слуги, как потенциального лидера, где я принимал как финансовое, так и организационное участие, что необходимо для руководства анклавом, например;
1. Весной 2007 я в составе мастерской группы (в качестве мастера-оружейника) городской ролевой игры реального времени «Маскарад Вампиров» стал основным инициатором события «Вампирская Свадьба» в рамках данной игры (глав. Мастер Елена «Кошка» Котова). На личные зарплатные средства за 2 месяца, я организовал аренду лимузина и 3х машин эскорта; свадебные наряды предоставила, в то время владелица свадебного салона на рынке «5-й километр Балаклавского Шоссе» Наталия Rumba (Кулагина) – невесте в белом (Валерии «Гарпии», простите, запамятовал все фамилии ;)) и невесте в красном (моей креснице, Ирине «Iris» Матвиенко). Данный эпизод примечателен, прежде всего, опытом сотрудничества ролевиков и «реальной» среды, ролевиков из разных регионов (в частности, свидетелем на свадьбе выступал Михаил «Гарлик» (позывной скрыт), «князь вампиров Запорожья», участием СМИ (репортаж о событии был снят и выпущен в эфир на двух языках — русском и украинском – съемочной группой Севастопольского Телевидения; помимо этого, был отснят и по сей день доступен на моей личной странице Вконтакте обширный нередактированный материал, и клип на песню KRUGER – “Флаг Вампира”, с фрагментами из фильма “Королева Проклятых” и материала, отснятого СТВ – был создан Владимиром «Gips» Личарда, которому, вследствие ли его пророссийского фанатизма, или же по каким-то корыстным или даже, возможно, мистическим мотивам – я обязан тем, что он, в наиболее критический момент противостояния 2014 года за Крым между Россией и Украиной, перепостил с официального YouTube-канала НТК (Независимого Телевидения Коломыи (Коломыя – районный центр в Ивано-Франковской области, население ок. 50-60 тыс. чел.) на отдельный канал в YouTube и поместил ссылку со злобными, фанатическими комментариями, переполненными в мой адрес ненависти и обвинений якобы во лжи и клевете на «Легендарный Севастополь» и его жителей, а также РФ и ее спецслужбы, на официальную страницу ВКонтакте «Бара Тяжелого Рока» – места сбора рокеров и прочих неформалов Севастополя, ставшего основным в этом качестве после закрытия «Ветерка» (официальное название – «Бар «Охота») и Failthe Food House, проще – «ирландского паба» на ул. Надежды Островской (по дороге к пляжу «Солнечный», в р-не бух. Стрелецкой). Этот ход «Гипса» практически моментально и безвозвратно отвратил от меня многих старинных друзей, товарищей, да что скрывать – и собутыльников; людей, далеких до просветления Разума, но тех, кто в будущем могли бы стать полезными при практической реализации Доктрины, основании и развитии Анклава, а некоторые и войти в его личный состав. A Bond Move. По факту же, я приехал в Коломыю в гости к человеку, с которым познакомился еще в 2006 году на 1м севастопольском готик-пати; тогда же получил и приглашение, воспользовался которым лишь в 2014; что касается интервью, то в нем изложены строго факты, касающиеся меня, моих знакомых и ситуации в городе на момент, когда я покидал его, а также мое личное мнение касаемо всего вышеуказанного;
1. В 2008 году я собрал коллектив из своих знакомых и друзей, в основном – представителей ролевой и неформальной среды, и создал организацию, первоначально поименованную «Сообщество неравнодушных» (символизируя неравнодушностью – пассионарность, хотя это и вызвало смешки среди недоброжелателей), впоследствии переименованную в «Орден Мидгард» – организацию наподобие средневекового рыцарского или современного реконструкторского ордена, который ныне пребывает в «спящем» состоянии, т. е. не распущен, но его участников можно перечесть по пальцам, а ваш визави выполняет обязанности Магистра. Задачей Ордена было, как и прежде и впредь – сформировать коллектив, способный приступить к практической реализации Доктрины ПРИЗ:БВЭР (в том виде, насколько она была сформулирована к тому времени). Однако, препятствием стало даже не столько то, что основой состава Ордена были школьники и студенты – люди, не имеющие или собственных доходов или имущества, и не то, что современных технологий и платформ для краудфандинга – дистанционного или локального – еще не существовало; к сожалению, недостаточность уровня осознанности среди участников, а также – здравых идей для получения Орденом доходов для реализации целей и задач Доктрины – все это привело к тому, что, собрав в пиковый период порядка 200 человек (анкеты и списки частично сохранились; законов о защите персональных данных на тот момент еще не существовало), после целого ряда собраний, проходивших раз в 1-2 недели, по истечении 8 месяцев, Орден де-факто прекратил свое активное существование, поскольку большинство участников потеряли к нему интерес из-за отсутствия практической деятельности. В наиболее благоприятный период, сенешаль Ордена, Илья «Sin» Степанов, предлагал идею организации производства корпусов для маломерных судов, пользуясь закупками стали у моих знакомых, арендовав ангар под производственное помещение, наняв или изыскав среди участников нескольких сварщиков соответствующего разряда, и затем приступить к порезке стали и сварке выкроек в виде корпусов маломерных судов с остроскулыми обводами, рассчитанных на использование подвесных моторов (поскольку монтаж в каждом корпусе валопровода, креплений для стационарного двигателя, и комплектация гребным винтом представляли принципиальное усложнение конструкции до практически нереализуемого на начальном этапе уровня; готовые корпуса предполагалось продавать в качестве крупногабаритного металлолома, но по цене, соответствующей проделанной над изделием работе).
2. В 2009 году, меня познакомили с потенциальным спонсором проекта, как я его рассматривал: мой ровесник, по имени Алексей, продав свою долю в видовой квартире в р-не бухты Омега за $40,000, приобрел за $5000 автомобиль ВАЗ-2109 2006 года выпуска, еще на $2000 сделал его частичный ремонт и приобрел нетбук с беспроводным модемом, и решил пуститься в странствия, куда глаза глядят, в поисках такого места, где его бы все устроило... или просто – до края земли. Я длительное время разъезжал в экипаже с Алексеем в качестве штурмана (у меня был GPS) и просто напарника, по городам и весям... мы забирались в такие дебри за Днепровским Морем, например, куда не всяких трактор заедет, или ночевали на Лысой Горе (в таких случаях, я обычно разбивал палатку, которую, как и спальник, возил с собой... я предлагал Алексею приобрести участок земли, предпочтительно с домом, например – на трассе Е105, части общей трассы от Симферополя до Москвы через Киев, в селе Красногвардейское, например, участок 10 соток с кирпичным домом в отличном состоянии, недавней постройки – стоил тогда порядка 10000 грн. На что Алексей неизменно ответствовал: дескать, когда соберутся вместе люди, которые в точности будут знать, что им нужно и как это должно выглядеть и работать, они могут хоть встать вокруг ели на площади Ушакова в Севасте, взяться цепью за руки, усесться в позу лотоса, и даже мантр не читать – пространство и материя моментально станет выстраиваться именно так, как им ВСЕМ это будет угодно.
В итоге, остатки 40 тысяч долларов были потрачены на разъезды – на бензин и на еду, а никакой недвижимости приобретено не было. Под конец этих странствий, Алексей продал сначала нетбук, потом я какое-то время заправлял его машину для поездок к своим клиентам по основной работе (инженером-системотехником в компьютерной фирме); в том же, 2009 году, в Гурзуфе, я познакомился с помошницей по выборной компании в Беларуси Алеся Михалевича, что озарило меня идеей поехать и встретиться с ним, что я и попытался сделать ранней весной, 11 кажется марта, я приехал в Минск, а 10-го Михалевич вышел из своего дома с портфелем, не стал садиться за руль собственной машины, и больше, кажется, в Беларуси его никто не видел. Сам он на своей странице в Фейсбуке утверждал, что попросил политубежища при пересечении границы с Польшей, затем эмигрировал в Канаду... только вот есть неувязочки: будучи миллионером, с состоянием, заработанным совершенно честным путем, странно, что он не особенно-то проявил себя в Канаде... на той же странице в ФБ есть его фото с губернатором провинции Онтарио, при оружии и на фоне охотничьих трофеев... однако, при детальном рассмотрении вроде бы видно, что эти снимки – отсканированные пленочные фотографии, а размещены они были до того, как пленочная съемка вновь стала мейнстримом. Такие дела.
Что касается Алексея, то он, оставшись вовсе без средств и с неполадками в машине, был вынужден продать последнюю, переселившись в подвал к моему соседу, с которым заранее свел дружбу; затем – он перебрался в его же (соседа) гараж, на нижний из трех ярусов, пережил кризис, когда летом следующего года он практически не в силах был подняться и встать на ноги; затем, устроился потихоньку на одну работу – копать огород, потом на другую – на стройку, потом занялся своим любимым делом, починкой, сборкой-разборкой мотоциклов и автомобилей. Сейчас, если не ошибаюсь, у него снова есть квартира, женщина, автомобиль (+мотоцикл?) что еще нужно для счастья? Такие дела.
3. В 2013-2015 гг. я выступал инициатором и основным организатором Парадов Св.Патрика, состоявшихся в Севастополе также впервые. В 2015 году, однако, мне пришлось, проделав всю подготовительную работу (практически исключительно на собственные средства, как и 2 предыдущих раза), проведя переговоры с музыкантами и заведениями, принимавшими участников после парада и музыкантов (а где-то и фаершоу-группы) для выступления – уехать из-за личной опасности на материк, препоручив непосредственно проведение мероприятия коллективу СКЦ (Социально-Культурного Центра), с которым я на тот момент сотрудничал, и лично его руководителям; в первом Параде Св.Патрика, как и в последующих, хедлайнерами были группа «An Irish Evening», организованная и вначале возглавляемая Алексеем Куленцовым (в частности, волынщиком), который впоследствии покинул группу, которую возглавил Александр Солдатов, из-за пророссийских настроений которого мои отношения с коллективом в целом ухудшились; фаершоу-группа «Equinox», на ходулях участвовавшая в шествии; представители страйкбольных команд ирландской направленности; впоследствии, Equinox отказались участвовать в празднестве по политическим мотивам, хотя всех, кто поступил подобным образом, например, среди музыкантов, включая волонтеров, я назвать не могу; в 2015 году в ПСП участвовал второй хедлайнер – фолк-группа Amach из г.Ялты, в том же году представители бара «Клевер» пригласили собственных знакомых исполнителей фаершоу, и, если не ошибаюсь, танцевальный коллектив. О первом Параде Св. Патрика со мной и одним из моих соорганизаторов – Ядвигой Моргенштерн, была отснята программа «Радуга» 1го Севастопольского Телеканала, а также – отснят обширный материал Арсеном Васильковским, по сей день доступный среди видеороликов, загруженных мной на свою страницу Вконтакте. Однако, уже в 2016 году, новые власти запретили Парад под предлогом чрезвычайной ситуации с электроснабжением (в отношении культурно-массового мероприятия, основная часть которого проводилась днем, по открытой для естественного освещения части улиц). В 2017 году некое хаотическое празднование было создано организаторами, которым я передал бразды правления еще в 2016 году, но тогда они смогли организовать лишь нечто вроде фестиваля, распределенного по барам, ввиду общего запрета на шествие. Одним словом, политиканские выходки загубили инициативу.
4. В настоящий момент, я лишен возможности какой-либо общественной деятельности, кроме уже весьма условного участия в группе «Анархисты Севастополя». Общаясь с коллегами-футурологами, проживающими здесь, в Крыму, мы рассматривали варианты реализации различных инициатив, например, организации переработки израсходовавших свой ресурс батареек; моей идеей является организация производства дельталетов (мотодельтапланов) Е-16 с отечественным двигателем РМЗ-250 мощностью 25 л.с., однако, недавние события, такие как буквальный разгром силами ФСБ небольшого авиазавода по производству и ремонту СЛА на том основании, что ГОСТы ТС требуют специального образования от рабочих и других специалистов, занятых на таком производстве — все это делает весьма сомнительным подобную идею развития; мы с коллегами также рассматривали буквально десятки различных идей, но в итоге приходилик тупику: к тому, что только очень богатые люди («олигархи», «капиталисты»), способны инициировать производство чего-либо и зарабатывать на этом, получать прибыли; тем не менее, эти люди, подобно акулам, и ориентированы исключительно на прибыль ради прибыли, а развитие цивилизации, технологий и этической и интеллектуальной эволюции людей их не интересует. Увы, пока что видимо все так и обстоит.
5. Продолжение следует....

@темы: футурология, фантастика, стихи, публицистика, проза, писательство, наука, будущее, автобиография

17:19 

Техноанархизм.

Ушастая сволочь
Тут давеча прочел преинтересную статью об анархизме: https://vk.com/away.php… Аффтар всячески пытается, несмотря на отсутствие действительно единой
анархической доктрины, сформулировать ея на основе трудов известных
деятелей анархизма, как-то Бакунин, Кропоткин, и другия. Сегодняча
дискутировал с одним представителем анархической идеологии, кой первым в
нашем городке основал анархическое сообщество -- и он утверждает, что
истинный анархист не должен работать ни на какого эксплуататора, но жить
исключительно за счет экспроприаций у оных. От себя имею заметить, что
когда-нибудь эксплуататоры тоже закончатся... это в том смысле, что
экспроприаторский образ жизни тоже имеет логическое начало и финал. Что
же касается жизни анархиста, не занимающегося РАБотой и в то же время,
грабежами (особенно, себе подобных -- как то нелогичго, имхо), то здесь
на помощь нам приходит НТР со своими достижениями. Здесь и концепция
нулевого обслуживания, и безресурсность, и экологическая нейтральность
(анархо-экологизм, фигле!) Вот и мыслите себе, бояре, и да снизойдет на
вас благодать Г-ня.

@темы: будущее, анархия, техноанархизм, свобода

01:55 

Анархия Anarchy (Анархия) vs(или) Anarchism (Анархизм):

Ушастая сволочь
Имплементация Анархии в контексте футурологической доктрины «Путь Разума и Сердца».

В настоящее время, насколько мне известно, все «серьезные» (т. е. Настаивающие на такой характеристике себя) анархические группы, организации, партии и движения, применяют именно термин «анархизм» для обозначения своей основной идеологии, а также – социального строя, или типа государственного (общественного) устройства, которое они считают целевым для своей деятельности.
Однако, на заре анархических идеологий, афаик, был более распространен термин «анархия». В чем же принципиальная разница?
ИМХО, Анархия (Anarchy) – это более широкоохватывающая философская парадигма, нежели политическая идеология, или, тем более – тип общественного или государственного устройства. Автор полагает, что Анархия является именно философской парадигмой, исходя из того, что политика подразумевает идеи или действия, направленные на то, чтобы изменить общество (др.греч.«п0лис»), в то время как автор считает излишними и вредными не только страны, государства, правительства, силовые системы (в особенности, отвечающие за массовые убийства – войны, т. е. Армии); более того, я утверждаю, что абсолютным злом является любая массификация людей – общество, будь то плебс, охлос, олигархия, правительство, каста, секта, или любое другое перманентное объединение людей на основе идеологии, функционерства (чиновничества, исполнительных структур), не только обладающих безусловной иерархической структурой, чему в первую очередь анархия противопоставляется, но и лишенных таковой; автор утверждает, отчасти в согласии с идеями Максимилиана Штирнера, что всякая зависимость одного человека от другого, всякая привязанность, будь эта зависимость материальной или умозрительной, в целом скорее вредна, а в случаях, когда подобная зависимость носит взаимный характер и объединяет 3х или более человек – вредна безусловно, поскольку коллективизм диссоливирует индивидуальное мышление, обретение и поддержание каждым отдельно взятым человеком (индивидом) подлинно Разумного мышления, способного объективно оценивать цели, средства, пути и методы, а также варианты развития событий в непрерывном и циклическом режиме. Коллективизм «размывает» все, прежде всего – умственные, способности индивида, его личность, и создает некоторую информационную структуру, объединяющую личности участников коллектива, подобную своим поведением личности одного человека, но на деле таковой не являющейся, не принадлежащей подлинному человеку, индивиду, но отнимающей информационные (т. е. мысли, действия, и т. п.) ресурсы участников данной общности. На мой твердый взгляд, именно преобладание подобных «надструктур», паразитирующих на информационных ресурсах индивидов – можно применить термин из эзотерики – эгрегоров, подавляет, размывает индивидуальную интеллектуальную деятельность, и, в частности, препятствует пробуждению, развитию и полноценному функционированию Разума (активно-креативного сознания) у абсолютного большинства людей на Земле сегодня, вследствие чего человеческая цивилизация страдает от крайнего несовершенства, и, как результат этого, полноценная жизнь и непрерывная самореализация людей в парадигме триады «Созидание=Познание=Наслаждение»=«Счастье», становится невозможной, вместо чего в мышлении большинства людей преобладает реактивное «сознание-отражение», базирующееся на первичных рефлекторных и инстинктивных реакциях на воспринимаемую информацию в соответствии с особенностями индивидуальной дрессировки («воспитания», «образования»), задающих эти клише восприятия и реакций.
Я заявляю: Omnis Civitas Malus Est. Всякое общество – есть зло, та сила, которая многие тысячелетия держит человечество в реальности инферно, замкнутого круга безнадежности, в безвыходной петле из бытовых потребностей и необходимости тяжкого труда, чтобы удовлетворять их.
Однако, к счастью для Homo Sapiens, все-таки есть предпосылки к выходу из порочного круга и восхождению из инферно – к совершенной, Бесконечно Развивающейся Космической Цивилизации, где каждый индивидуум будет свободен и счастлив, а взаимодействия и контакты между ними не будут ограничивать чьи-либо личные качества или способности.
Человек является результатом той ветви эволюции живых форм на Земле, где выживание, залог продолжения рода и сохранения наследственных признаков, достигалось благодаря усложнению центальной нервной системы (головного мозга), что дало возможность выработать сложные механизмы реакций и алгоритмы действий, в частности – использовать орудия, одежду, жилище, огонь, впоследствии создать – сельское хозяйство, скотоводство, ремесло, товарообмен, письменность для сохранения и передачи заний; наконец, в ближайшие прошедшие века – развить технологии промышленного производства товаров, добычи ресурсов, необходимых для этого, усовершенствовать медицину вплоть до меметики, и, главное – создать автоматические системы управления, т. е. искуственный интеллект (компьютеры).
Уровень развития технологий и теоретических познаний человечества, позволяет нам спокойно из индустриальной – в постиндустриальную эпоху, где труд и коллективизм не будут обязательны для выживания и совершенствования как отдельно взятого человека, так и нашей цивилизации целиком. Созданная мной, Велеславом Враном, анархическая, антиполитическая доктрина, включающая ряд принципов, приведенных в одноименном с ней эссе и его продолжении версии 2.0, а также Альманахе, как, например (не приводя здесь исчерпывающего списка) – безресурсность, эконейтральность, необслуживаемость, антиурбанизм и антистационарность – была названа мной «Человек – Человеку: Путь Разума и Сердца: Бесконечно Развивающаяся Космическая Цивилизация» (Human to Human: The Way of The Reason and Heart: The Forever Evolving Space Civilization of Mankind / H2H:WORTH:TFESCM), предлагает развитие человечества в соответствии с основными принципами Анархии и путями, изложенными в базовых трудах Доктрины. Vivat Anarchia!





Anarchy vs (or) Anarchism:
Implementation of Anarchy in the context of the futurological doctrine "The Way of The Reason and Heart".

Now, as far as I know, all "serious" (i.e. insisting on such characteristic of them) anarchical groups, organizations, parties and movements, apply the term "anarchism" as designation of the main ideology, and also – a social system, or like the state system which they consider being a target for their activity.
However, at the beginning of all anarchical ideologies, afaik, the term "anarchy" was more widespread then anarchism. What is the basic difference?
IMHO, Anarchy is more widespreadable philosophical paradigm, than a political ideology, or, especially – a type of a social or state system. The author believes that Anarchy is philosophical paradigm, proceeding from the fact that the policy means the ideas or actions directed to change the society (ancient Greek "p0lis";), while the author considers excessive and harmful not only countries, states, governments, law enforcement systems (in particular, responsible for massacre as wars i.e. armies); moreover, I claim that the absolute evil is any massifikation of people – society, whether it be plebs, okhlos, oligarchy, a government, a caste, sect, or any other permanent association of people on the basis of ideology, functionerism (officials, executive structures), not only possessing unconditional hierarchical structure what first of all anarchy is opposed to, but also deprived that; the author claims, partly in a consent with Maksimilian Shtirner's ideas that any dependence of one person on another, any attachment, would this dependence be material or speculative, in general is rather harmful, and in cases when similar dependence has mutual character and unites 3 or more people – it is harmful certainly, as the collectivism dissolives individual thinking, finding and proper delelopment of each separately taken person (individual) to a truely Reasonable thinking capable objectively recall the purposes, means, ways and methods, and also options of succession of events in the various continuous in a cyclic mode. The collectivism "washes away" everything, first of all – intellectual abilities of the individual, his personality, and creates some “upper level” information structure uniting the identities of participants of the collective, rather similar to the behavior of the identity of one person but in practice that isn't belonging to a real personality, an individual, but is taking away information (i.e. thoughts, actions, etc.) resources of participants of this community. On my steady gaze, prevalence of similar "upsructures", parasitizing on information resources of individuals – it is possible to apply the term from esoterics – egregors, suppresses, washes away individual intellectual activity, and, in particular, interferes with awakening, development and full functioning of The Reason (active and creative consciousness) at vast majority of people on The Earth today owing to what the human civilization suffers from extreme imperfection, and as result of it, full-fledged life and continuous self-realization of people in a triad paradigm "Creation = Knowledge = Pleasure" = "Happiness", becomes impossible instead of what most people think the way of reactive "reflection consciousness" which is based on primary reflex and instinctive reactions to the perceived information according to features of individual training ("education";); therefore, these settings & cliches of perception and reactions prevail.
Hereby, I declare: Omnis Civitas Malus Est. Any society – is an evil, the force which keeps mankind for many millennia in infernal reality, a vicious circle of hopelessness, in a desperate loop from everyday requirements and need of heavy work to satisfy them.
However, fortunately for Homo Sapiens, after all there are prerequisites to an exit from a vicious circle and to ascension from inferno – to the perfect, Fiorever Evolving Space Civilization where each individual will be free and happy, and interactions and contacts between them won't limit someone's personal qualities or abilities.
The mankind is a result of that branch of evolution of lifeforms on The Earth where survival, as a guarantee of reproduction and preservation of hereditary features, was reached thanks to complication of the central nervous system (brain) that gave chance to develop more complex mechanisms of reactions and algorithms of actions, in particular – to use tools, clothes, dwellings, fire, subsequently to create – agriculture, cattle breeding, crafts, barter&trade, writing for preservation and transfer of knowledge; at last, several recent centuries have made it possible – to develop technologies of industrial production of goods, harvesting of the resources necessary for production needs, improve medicine up to memecs, and, the main thing – to create automatic control systems, i.e. artificial intelligence (computers).
The level of technological development and theoretical knowledge of mankind, allow us to step forth quietly from industrial – to a post-industrial era where work and collectivism won't be obligatory for survival and improvement as a separate person, as well as our civilization entirely. The created by me, Veleslav Vran, Anarchical, Anti-political Doctrine includes a number of basic principles given in the Essay, of the same name with it, and so its continuation to version 2.0, and also the Almanac as, for example (without providing the exhaustive list here) – the resourcelessness, econeutrality, zero maintenance, anti-urbanism and anti-stationarity – was named by me "Human to Human: The Way of The Reason and Heart: The Forever Evolving Space Civilization of Mankind/H2H:WORTH:TFESCM), it offers development of humanity according to the basic principles of Anarchy and ways stated in basic works of the Doctrine. Vivala Anarchia!

@темы: Anarchism, Future, civilization, futurology, mankind, science, technology, Анархия Анархизм футурология эволюция цивилизация человечество будущее Anarchy

SkyRange

главная