Ушастая сволочь
...в ту сторону удалось добраться еще поездом. Никто ведь и не предполагал, что через неделю будет перекрыто железнодорожное сообщение.
Выбрал маршрут: сначала поездом Симферополь-Львов (билет 1100 руб., без льгот), потом пересадка на 143-й, который идет в Ивано-Франковск (в принципе, там от Львова до ИФ поездов много, можно было выбрать +/- пару часов).
В поезде из Крыма народ разный, но в основном проукраинских настроений, пара иностранцев... общались с молодым человеком по имени Александр и его супругой, он увлекается эзотерикой и метафизическими практиками. Оба из Винницы, русскоязычные, но украинским тоже владеют свободно. Поддерживают революцию и АТО на востоке страны, хотя и желают, чтобы война и агрессия против Украины побыстрее прекратились.
В поезде ходил товарищ, предлагал обменять рубли на гривны по курсу 1000:250, во Львове у вокзала в обменнике -- 1000:230, подумал вначале, что просчитался, однако позже, друзья в ИФ подсказали обменник с курсом 1000:295, там и обменивал необходимые суммы.
Во Львове, в привокзальном кафе местные -- то ли скинхеды, то ли хипстеры -- обсуждают ситуацию в стране. Русскоязычные, однако высказывают украинские националистические идеи, поддержку Майдана и АТО. Об экономической ситуации говорят спокойно, хоть и без чрезмерного оптимизма.
На вокзале -- усиленные патрули милиции и ВСП, с автоматами Калашникова.
В Ивано-Франковске, как и всюду на материке -- атмосфера патриотическая, но без фанатизма. Патрулей на вокзале нет. Много национальной символики, но меньше, чем гвардейских ленточек, триколоров и символики СССР в Крыму и Севастополе. Ощущается, что в стране идет война -- по экономической ситуации, люди стараются экономить, доходы у всех сократились, у простых рабочих и служащих едва хватает средств, чтобы сводить концы с концами, цены выросли, зарплаты -- не очень.
В разговорах, наряду с осуждением агрессии РФ и действий Путина, проявляется осуждение политики Порошенко как нерешительной, а порой и "предательской"; осуждаются также действия командования вооруженных сил, в связи с имевшей место ситуацией под Иловайском и обстановкой в других местах фронта.
Мои друзья: Игорь -- работает в супермаркете, зарплата около 2000 грн, Виктория -- студентка, стипендия до 1000 грн -- снимают миниатюрную малосемейку (таких я у нас даже не видел) в цокольном этаже многоквартирного дома -- комната порядка 10 кв.м., оплата -- 700 или 800 грн + коммуналка, говорят, что повезло (даже горячую воду по вечерам дают) -- хоть из подвала (зимой!) лезут комары, а в коридоре (т.е. в подъезде) попахивает канализацией -- жить можно. Так втроем мы в этой комнате и прожили неделю с небольшим, я спал на кресле-кровати, вполне нормально, хотя отопление и теплоизоляция оставляли желать лучшего, погода -- морозы от -10 до -20, с редкими потеплениями до около нуля.
Другой наш товарищ, Сергей, более состоятельный, в прошлом партийный деятель "Свободы" в Севастополе, приехав, сразу купил новую 3х-комнтатную квартиру за 375 тыс. грн. -- говорит, крупно повезло, вовремя успел: из-за волны переселенцев и общей экономической ситуации цены на недвижимость резко выросли. Сразу сделал там отделку и ремонт, обставил мебелью и техникой. Себе то ли арендовал, то ли тоже купил (я не уяснил) квартиру поменьше.
С работой у него нормально, на полиграфическом предприятии, зп до 3000 грн. Один раз, говорит, вышел намек на конфликт с местными: попытались упрекнуть: "вы сдали Крым". Ответил агрессивно -- мол, мы крымчане-свободовцы без башки все, нас по 3 человека на полторы сотни выходило... так что если хотите тут несчастных случаев на производстве -- значит, будут. Те замолчали.
Волонтеры стоят у церквей, в супермаркетах -- собирают гуманитарную помощь для ВСУ, Нацгвардии, добровольческих подразделений. Сергей покупает с каждого захода в супермаркет пару пакетов гречки или что-то эквивалентное, передает волонтерам у входа, комментирует: мол, эти по-честному собирают для армии, а есть "разводилы", например, вон возле той церкви... и с коротким номером для пожертвований армии (965 или как-то так) история тоже темная, никто не знает, как и куда эти средства расходуются.
Ближе к границе родители стараются под разными предлогами отправить детей за рубеж, чтобы не попали под мобилизацию.
В Коломые (ок.50-60 тыс.человек) активная ячейка "Свободы", несколько волонтерских организаций, втч религиозные (фонд "Каритас" -- финансирование собирается как на местном уровне, так и по Европе и США, распоряжения о выделении средств поступают через Рим и Вашингтон), собирают и отправляют гумпомощь действующим частям. Местный "Красный Крест" оказывает помощь переселенцам, раненым. Летом каждый день-два в городе объявлялся траур по погибшим в АТО из числа местных уроженцев, сейчас уже траур не объявляют -- то ли перестали 200-е приходить, то ли идут непрерывно... в барах можно встретить фронтовиков, приехавших с ротации -- неразговорчивы, на контакт не идут, упрекают: "мы воюем, а вы где? у нас даже инвалиды служат -- кашевары в каждой роте нужны".
На улицах ездят автомобили с неустановленными номерными знаками: например, "Правий Сектор" -- белым на красно-черном фоне, с эмблемой ПС между словами как разделитель; "МАРШАЛ" красным на черном... ГАИ такие машины останавливать обычно опасается, хотя, как говорят -- остановили один раз этот "Правий Сектор" -- оказались обычные граждане с криминальным прошлым, а совсем не ПС.
Что касается самого ПС -- их офисы закрыты и опечатаны, указанные на дверях телефоны не отвечают (или не на связи), соседи говорят -- все на фронте...
Местная "самооборона Майдана" заняла часть помещения райотдела милиции, те молча смирились. Персонажи в офисе оставляют впечатление не чуждости криминальной среде, как, впрочем, и многие местные свободовцы. В то же время, среди последних есть интеллектуалы, некоторые жили не один десяток лет в США или других зарубежных странах.
Обратные билеты приобрел с расчетом пересадки в Киеве, на прибытие 01.01.2015 в Севастополь, отправление из ИФ 30.12, 143-м поездом. Билеты брал 25-го, еще до решения о прекращении пассажирского сообщения с Крымом, но оба билета отпустили с учетом льготы для инвалидов (скидка 50%, итоговая стоимость двух билетов составила около 200 грн.), хотя во Львове справочная на вокзале утверждала: на поезда в Крым льгота не действует ("только по Украине") -- налицо неразбериха.
Посадка. Вагон хоть и старый, но, в отличие от львовского, более ухоженный и чистый. В пути разговоров мало, попутчики как русскоязычные, так и украиноязычные. Мнение по поводу политической ситуации у всех однозначное -- резкий негатив в отношении РФ и Путина. Однако, с готовностью воевать сложнее: у всех свои обстоятельства.
Киев, 31 декабря. На вокзале привычные еще с лета патрули с автоматами, в нескольких залах. Встреча с другом, уехавшим из Крыма, у него на работе (одна из конечных станций метро) - офис полиграфических услуг. Несмотря на высокую стоимость жизни в столице, не жалуется. Клиентов много, зарплата достаточно высокая. Начальство не слишком суровое, даже сквозь пальцы посмотрело на совместное распитие фляжки коньяка.
Снова вокзал, зал ожидания. Газеты, попутчики. Единогласное осуждение Путина и войны на Востоке, некоторые окружающие хранят молчание -- видимо, не согласны, но предпочитают не распространяться (приезжие из РФ?)
Поезд №28 Киев-Новоалексеевка, с 26.12 до Севастополя уже не идет. Попутчиков мало, в вагоне заняты лишь несколько купе. Разговоров нет.
Высадка в 7 утра в Новоалексеевке, сразу с поезда -- к машинам возле станции. Водитель Renault Kangoo предлагает подвезти сразу троих-четверых, по 100 грн с человека, до пункта пропуска с украинской стороны.
Пункт пропуска. Пограничники как раз сменяются, спрашивают у первых пришедших, много ли людей в поезде приехало, получают ответ: 350-400 человек. Наблюдается достаточно высокий морально-боевой дух, налажено взаимодействие солдат и службы пограничного контроля. Пропускают быстро. Садимся снова в машину: двум попутчикам в Джанкой, одной -- в Симферополь, мне -- до Севастополя. Договариваемся с водителем за 200, 250 и 350 грн соответственно -- мне хватило денег, потому что Сергей в ИФ одолжил 500 грн, которые я потом вернул посредством электронных переводов, и еще знакомые заняли. Предъявляю внутренний украинский паспорт.
Водитель предлагает довезти до российского пункта пропуска, и кому куда дальше надо -- в Джанкой, Симферополь, сам направляется в Севастополь.
Российский пункт пропуска. Попутчикам выдают миграционные карты, я достаю крымский паспорт, который до этого прятал под одеждой (украинский пограничный контроль их, мягко говоря, не жалует -- точнее, в пересечении границы будет отказано). Предъявляю паспорт солдатам, с вопросом -- мне, пожалуй, миграционная карта не нужна? Они удивлены -- мол, а как вы этот паспорт провезли? Отвечаю. Возникают еще вопросы, по поводу одежды и колец: а что это за форма, что за шевроны, кольца? Поясняю -- форма перешитая из старой военной, шеврон страйкбольный, пуговицы чтобы патрулям в глаза не бросались, темные; кольца -- подарки от друзей и личная печать. Итог: ладно, проходите на контроль. На пропуске сидят девушки в офисной форме, долго пересматривают паспорта и миграционные карты (у всех попутчиков -- украинские загранпаспорта). Наконец, выдают паспорта и "добро" ехать дальше. Садимся в машину, едем. Развозим попутчиков кому куда надо, по пути до Севастополя водитель спрашивает, почему на украинском пункте пропуска я говорил по-украински. Отвечаю, что считаю хорошим тоном, находясь в той или иной языковой среде, общаться на общепринятом в ней языке, если владею им. Разговорились. Водитель, житель Новоалексеевки, поддерживает украинский суверенитет, считает что революция была неизбежной. Осуждает войну и агрессора.
Около 9-10 часов утра прибываем в Севастополь. Легкий мороз, гололед, но солнечно. На улицах людей мало, после вчерашнего празднества. Путешествие окончено.

@темы: обстановка, материк, война, политика, путешествие, украина