Sky_Captain
Ушастая сволочь
Сочинил довольно унылый фанфик, как асимметричный ответ на "Чёрную Пешку" т.Лукьянова; преимущество моего криатива, однако, с точки зрения технической -- в том, что я не заставлю читателя штудировать более 9000 страниц унылой утопии; возможно, я сам "спустился" до уровня аффтара, сочиняя подобный ответ, но и не мог от этого удержаться... итак, Реванш Белого Ферзя (пока черновик), всего 5 страниц, посему -- рассказ:


Меня зовут Максим Отто Каммерер. Мне 89 лет.
Это еще один мемуар, который я начинаю подобным образом. Сегодня я расскажу об операции «Массаракш».

Не так давно я ознакомился с подборкой материалов и реконструкций, опубликованных внучкой одного из прогрессоров, работавшего на Саракше в 21хх-21хх годах и «потерявшегося» там, точнее, по общему выводу экспертов, претерпевшего личностные изменения, которые фактически привели к его гибели как землянина и превратили в жителя Островной Империи. Прочтя эту подборку, и следуя тенденции не скрывать более те материалы, которые касаются давно ушедших дней, я хотел бы опубликовать этот мемуар – с основной целью, прежде всего, чтобы ни у одного человека, принадлежащего к нашей цивилизации, да и ни у одного другого существа, принадлежащего к любой другой – не сложилось впечатления, что мы, земляне, предали высшие идеалы гуманизма и предоставили бесчисленному множеству людей быть методично уничтожаемыми наиболее механичной и безжалостной из инфернальных систем, когда-либо известных человечеству.
В 21хх году, после трагических событий на Саракше и на Земле, закончившихся гибелью Льва Абалкина, и повлекших за собой отставку Рудольфа Сикорски с поста руководителя КОМКОНа-2, у многих, кто так или иначе знал о нашей деятельности, возникло впечатление, что КОМКОН в целом решил покинуть Саракш на произвол судьбы.
Но это не так. Так и не могло быть. По целому ряду причин, наши прогрессоры на Саракше продолжали внедряться и действовать, причем приоритеты резко сместились в пользу Островной Империи. К моменту, когда прогрессор Всеслав Лунин вследствие психического расстройства прервал связь с Землей и превратился в имперского обывателя Бидзанби Да, в нашем распоряжении, к счастью, оказался достаточный объем информации для того, чтобы сделать соответствующие выводы и действовать.
Согласно материалам, опубликованным Сяо Жень, уже после гибели Абалкина и «ухода» Лунина, в течение кратчайшего периода в Островную Империю были внедрены 6 (!) прогрессоров. При всей нашей верности идеалам гуманизма, судьба одного-единственного прогрессора, чья психика не перенесла нагрузки, на которую эксперты считают в принципе неспособным данный психотип, не стоила риска, труда и тех невероятных испытаний, которые прошли наши посланцы, хотя один из них проводил специальную операцию для попытки установления его местонахождения и контакта. Тщетно.
Всего этого стоить могли лишь две вещи: первое – безопасность земной цивилизации и дружественных ей, и, второе – жизни и судьбы миллионов людей, о которых говорилось выше, людей, попавших в мясорубку Островной Империи.
Непосредственно решение о скорейшем проведении операции «Массаракш» было принято, руководствуясь, прежде всего, первым из этих двух соображений. Имперские ученые открыли геоидность Саракша и, как следствие, существование космоса и возможность существования других цивилизаций, и не без помощи экс-прогрессора Лунина совершенствовали ракетно-космическую технологию, что рано или поздно привело бы к одному – варварская агрессия имперских военных сил распространилась бы за пределы Саракша, а учитывая ту уникальную рациональность, которую сами имперцы характеризовали лозунгами «Справедливость и Разум» и «Каждому – Свое» (sic! Девиз германских нацистов и подобных им режимов в древние времена на Земле), учитывая все это, гуманистические высокоразвитые цивилизации могли бы оказаться под угрозой варварских нападений.
При всем этом стоит заметить, что уникальная в своей стабильности антигуманистическая система сложилась в Империи не вследствие внутренних саракшианских причин, а лишь благодаря использованию ими артефакта Странников, обнаруженного на Континенте, что сделало возможным создание «детекторов биосоциальной принадлежности» и сортировку индивидов на «белых – бойцов», «желтых – работников» и «черных – ученых». Фактически, мы имели дело со структурой обычного муравейника, и благодаря чудовищному перекосу, возникшему из-за артефакта Странников, социальное деление, свойственное низшему виду живых существ, оказалось примененным к людям.
Фактически, подействовал феномен «пикника на обочине»: оставленные сверхцивилизацией остатки своей деятельности, начали попадать в руки тех, кто не ведал, что творил, и это привело, с одной стороны – к созданию сети излучающих башен в стране Неизвестных Отцов, зомбирующих население; с другой – к «биосоциальной революции» в Империи.
Последствия потрясений, вызванных уничтожением сети излучающих башен, лежат, главным образом, на моей совести, так как я лично уничтожил центр вещания, содержавший артефакт – генератор излучения. Я был молод, горяч и не знал возможных последствий своих действий; да, это не может служить оправданием, но я такового и не ищу.
Впоследствии, мне удалось провести операцию «Вирус», представлявшую собой начальную разведку Островной Империи, собрать первичные данные, позволившие нашим прогрессорам в дальнейшем действовать более эффективно. Вероятно, не для всех была очевидна ирония, допущенная мною в первом мемуаре, когда я описывал, как, по моему предположению, я мог выглядеть в глазах Тойво Глумова: «Организатор операции "Вирус", после которой сам Суперпрезидент дал ему прозвище Биг-Баг! Тойво был еще школьником, а Биг-Баг проник в Островную Империю, в самую столицу... первый из землян, да и последний, кстати...»
Разумеется, Цицих, куда я в свое время ненадолго проник, не был столицей Империи. У нее действительно не было, да и не могло быть столицы. Собранные сведения были лишь самыми поверхностными. Но, на тот момент – это был необходимый для нас базис.
Но вернемся к операции «Массаракш».
Изучив огромное количество материала, собранного КОМКОНом, в 21хх году, практически сразу же после того, как улеглась шумиха, связанная с отставкой Экселенца, и с занятием должности его преемником (Атосом-Сидоровым), мы с группой экспертов инициировали конференцию специальной группы в составе представителей КОМКОНов и Всемирного Совета, на которой был представлен набросок будущей операции.
В противоположность первому из моих мемуаров, посвященному «Великому Откровению», тот, который я пишу сейчас, является скорее моим личным изложением, чем подборкой документов. Поэтому я не буду цитировать, например, тот набросок плана операции «Массаракш», который был представлен на вышеупомянутом заседании, или окончательно утвержденный вариант плана. Скажу лишь, что были существенные дебаты, как о принципиальном решении по проведению операции, так и о ее деталях. Когда решения о проведении операции еще не было, и оно в целом оставалось под вопросом, я взял слово и произнес:

«...— Опять перед нами, как тысячи раз прежде, стоит все тот же вопрос: вмешательства-невмешательства в процессы развития, или, как говорили прежде, в судьбу отдельных людей, народов, планет. Преступны навязанные силой готовые рецепты, но не менее преступно хладнокровное наблюдение над страданиями миллионов живых существ, животных ли, людей ли. Фанатик или одержимый собственным величием психопат без колебания и совести вмешивается во все. В индивидуальные судьбы, в исторические пути народов, убивая направо и налево во имя своей идеи, которая в огромном большинстве случаев оказывается порождением недалекого ума и больной воли параноика. Наш мир торжествующего коммунизма очень давно покончил со страданиями от психических ошибок и невежества власти. Естественно, каждому из нас хочется помочь тем, которые еще страдают. Но как не поскользнуться на применении древних способов борьбы — силы, обмана, тайны? Разве не очевидно, что применяя их, мы становимся на один уровень с теми, от кого хотим спасать? А находясь на том же уровне, какое право имеем мы судить, ибо теряем знание?..
— Разве можно полностью отвергать вмешательство, если с детских лет — и во всей социальной жизни — общество ведет людей по пути дисциплины и самоусовершенствования? Без этого не будет человека. Шаг выше, к народу — совершенствование его социальной жизни, а затем и совокупности народов, целой страны или планеты. Что же такое ступени к социализму и коммунизму, как не вмешательство знания в организацию человеческих отношений?
— Да, это так, но если оно создается изнутри, а не извне. Здесь же мы чужие, пришельцы из совсем другого мира...»

— И. Ефремов. «Час Быка»

Я процитировал классика фантастической литературы почти двухсотлетней давности, продолжив собственным резюме:

Если мы, люди Земли, достигшие всего того, о чем нашим далеким предкам грезилось в наивысшем взлете гуманистической мысли, пришли к институту прогрессорства, а сейчас, когда на карту поставлена в том числе и участь других цивилизаций, если мы не примем решения по обузданию безчеловечной системы Островной Империи на Саракше, тогда такая цивилизация, на мой взгляд, окажется недостойной тех высоких идеалов, которыми грезили ее основоположники. И в такой ситуации, ваш покорный слуга, окажется вынужден единолично покинуть Землю, чтобы разделить участь с обитателями Саракша в их борьбе за гуманизм.
Это было именно то, что я думал тогда и действительно собирался сделать.
Произнеся эту фразу, я сел и молча ждал. Пауза тянулась около минуты. Затем, холодным и методичным голосом, Геннадий Комов предложил поставить вопрос на голосование.
Результат голосования вернул меня на Землю, в самом прямом смысле: я снова ощутил себя частью человечества, каким привык и хотел его видеть. Решение о проведении операции было единогласным, несмотря на всю предшествовавшую полемику.
Разработка деталей вспомогательных операций была поручена различным секциям КОМКОНа и других компетентных структур, координирование и основную часть аналитической работы возложили лично на меня, чем я был вполне удовлетворен.

23 мая 2179 года по земному летоисчислению, началась фаза активного действия операции «Массаракш». К участию в ней были привлечены наибольшие в истории КОМКОНа-2 ресурсы, наибольшее число специалистов, кораблей, и различного оборудования.
Множество добровольцев, предварительно отобранных из состава ГСП и космопроходцев, прошли соответствующее кондиционирование на полигонах в Монголии и других частях света, получили инструктаж и сдали нормативы на готовность к участию.

Согласно анализу экспертов-психологов, имперские палачи из состава лагерных бригад, а также морской пехоты («Морских Змеев»), не подлежали реабилитации. Их исходная биосоциальная склонность к насилию была реализована настолько полно и мощно, что искалеченная психика не позволила бы им вернуться к нормальному человеческому существованию. Поэтому, серией точечных ударов и блиц-операций микродесантов, в считанные часы были уничтожены все субмарины «Змеев» и их личный состав, лагерные палачи и лица, осуществлявшие «эксперименты на человеческом материале», а также бригады лагерей смерти – тех самых, о которых столь деликатно умолчала Сяо Жень, цитируя отчеты своего деда: ведь в Империи состарившихся и неспособных более к интенсивному труду рабов «утилизировали», перерабатывая, например, в полезные удобрения. Для этого служила еще одна система лагерей – в отличие от фильтрационной, предназначенная исключительно для убийства и переработки ненужных более рабов.
Первая стадия активной фазы операции была сконцентрирована на «Белом поясе». Задачи, выполненные здесь, помимо перечисленного выше, включали в себя также нарушение линий связи и центров управления имперских войск и флотов; на корабли и субмарины, не относившиеся к «морским змеям», были переданы штабные приказы о возвращении на базы. Подавляющая часть вооружения и систем, его обслуживающих и производящих, была также ликвидирована в течение этой фазы. В этой части операции активно принимали участие ранее внедренные в Белый Пояс земные прогрессоры. Адмиралтейскому и офицерскому составу (по возвращении в базы) непосредственно представителями КОМКОНа был предоставлен манифест следующего содержания:

«Адмиралы и офицеры Белого Флота! Служащие имперских вооруженных сил всех званий!
К вам обращаются люди иной цивилизации, биологически происходящей от того же вида, что и вы. В течение нашей многовековой истории мы сумели достичь степени развития, на которой насилие в отношении к себе подобным становится ненужным, недопустимым и невозможным. То, что мы увидели в вашей Империи, противоречит принципам гуманизма, поэтому мы приняли решение о вмешательстве в ситуацию. Палачи уничтожены, рабы – освобождены; любая попытка насилия в адрес других людей или унижения человеческого достоинства будет нами пресечена, для чего мы располагаем необходимыми техническими средствами. Просим относиться к так называемым доселе «дзэ», как к незаслуженно потерпевшим сильнейший моральный и физический ущерб от действий вашей системы, и по возможности, оказывать содействие их реабилитации, к которой мы предпримем также все необходимые от нас шаги.
На континенте живут такие же люди, как и вы, как и мы – все мы братья и сестры, Человечество.
Наше вмешательство не несет целей нарушения наибольшего возможного для каждого из вас благополучия; более того, ваши достижения дают основания предвидеть скорое развитие до схожего с нами уровня, когда каждый найдет себе занятие и место в жизни, согласно характеру и склонностям, но не связанные с насилием в отношении себе подобных.
Братская вам Цивилизация Земли.»

Реакция белопоясников была достаточно бурной, местами – противоречивой. Попытки применить насилие друг к другу, к «дзэ» – пресекались, однако, было множество пьяных дебошей и самоубийств.

В последующие часы, пока Белый пояс приходил в себя от шока, пока подходили к переполненным причалам субмарины и экипажи в изумлении читали полученный манифест – вступила в действие вторая стадия активной фазы «Массаракша».

На этот раз, в центре внимания оказался Черный пояс. Тут все было проще. Зная о руководстве здешних служб разведки и контрразведки из докладов Всеслава Лунина, земные агенты разыскали их и предложили созвать Имперский совет на совместную конференцию с нашими представителями. В это же время, в Желтом поясе были, как и ранее – в Белом, ликвидированы каратели и палачи, экспериментаторы на «человеческом материале», а население получило манифест, почти аналогичный по содержанию вышеприведенному, но с менее чеканными формулировками, содержащий больше обращений к человеческим чувствам и больше деталей об ужасах системы лагерей, о которых желтопоясники знали гораздо меньше, чем «белые». Также, в Черном поясе были ликвидированы ученые, занимавшиеся опытами на «человеческом материале».

На конференцию Имперского совета я прибыл лично, чтобы изъявить добрую волю землян, но также произнести следующие слова:

« – сегодня, каждый из вас, и даже некоторые из нас – те, кто сидел и ждал дольше всех – запятнаны тяжким позором, подобным трупному зловонию – позором причастности к системе ломки людей, их рабской эксплуатации, безчеловечным экспериментам, и последующим убийствам. Мы, земляне – пришли, чтобы частично искупить вину всего человечества перед теми, кто оказался в числе жертв, мы не будем при этом судить каждого, но не допустим ни малейшего поползновения в сторону реставрации существовавшей до сегодняшнего дня системы. Мы готовы оказать гуманитарное содействие вашей цивилизации, но первоочередная наша задача – реабилитация «дзэ», и мы примем любое содействие на этом поприще».

Мое выступление передавали по Телевидению Черного Пояса. На конференции присутствовал и наш незабвенный знакомый Бидзанби Да, и, кажется, даже пытался выступать против нашего «вторжения», однако, его выступления не пользовались успехом даже среди его коллег-ученых, что уж говорить тут о землянах. Все коды и возможности доступа к земным технологиям у него были аннулированы, оставался лишь схрон на одном из островов, но в нем не было ничего такого, чтобы помешать ходу операции в целом. Кроме того, он страдал от структурного расслоения личности, и его юная жена была вся в заботах о его здоровье. (В то время как спасенная им от лейкемии Оки и ее мать, наследница древних правителей островов, страдали, каждая по-своему: первая жалела мать, видя, как так тоскует по тому, кто стал ее спасителем и мог бы стать приемным отцом, да и сама относилась к нему с искренней приязнью и любовью, да и могло ли быть иначе? Ну, а благородная %имярек% была поражена в сердце дважды: первый раз – любовью к самому Да, второй – спасением своей дочери от ее рук. И здесь никто не мог помочь, увы...)

Затем, наступила самая тяжелая, третья стадия активной фазы операции. Тяжелее всего было расхлебывать последствия сделанного нами – хоть здесь это сравнение и не слишком уместно, потому что «лучевого голодания», как некогда в Стране Неизвестных Отцов, никто не испытывал... были другие сложности.

В Белом Поясе нашлись вояки, собравшиеся в отряды и пытавшиеся «партизанить». Это им плохо удавалось, поскольку возможности нашей технологии позволяли обнаружить и обезвредить «партизан» в кратчайшие сроки и безо всяких потерь, зачастую, даже с их стороны... но были сильны и проблемы реадаптации – синдром отмены сказывался, огромное число запоев, множество самоубийств... но земные психологи отдавали приоритет тем, кто больше нуждался в их помощи – бывшим «дзэ».

Это, пожалуй, было наибольшей проблемой. Люди, чья психика подверглась глубокой ломке без предварительного кондиционирования, которое проходили земные прогрессоры, причем те проходили фильтрационные лагеря в качестве кандидатов-в-граждане, а не будущих рабов, «дзэ» испытывали множество личностных трудностей. Мы изыскали для них жилищное и бытовое обеспечение. Чтобы заменить «дзэ» в инфраструктуре Империи, было доставлено огромное число киберов, чей функционал успешно заменял таковых – мы могли бы этого и не делать, но было принято решение не подвергать хозяйственную структуру Империи регрессивным изменениям, это был своего рода эксперимент – дать возможность имперцам «шагнуть» прямо в светлое будущее... хотя, конечно, раньше, чем память о рабовладении, истязаниях и опытах над людьми не останется в прошлом поколении, говорить о переходе к этому «светлому будущему» было нельзя.

Итак, бывшие «дзэ» проходили обследование и реабилитацию по специально разработанным программам земных психологов, которые прибыли на Саракш для помощи в этом деле. Большинству из них удалось вернуть более чем нормальные для Саракша уровень целостности психики, самооценки и других параметров. Далее, им предоставлялся выбор – либо осесть в Империи, либо вернуться на Континент. Интегрироваться в цивилизацию Земли для саракшианцев, тем более, прошедших через ломку в лагерях, представлялось экспертам практически невозможным. Были совершены несколько экспериментальных попыток, однако, приглашенные на планеты земной цивилизации предпочли вернуться на родину (как это ранее случилось, например, с Гагом с Гиганды). Некоторые испытывали опасения от перспективы оставаться в Империи, опасались, что земляне уйдут и они снова могут стать объектом унижений, издевательств и эксплуатации – но и боялись возвращаться домой, на Континент, где все еще царили политические неурядицы, междоусобные конфликты, по-прежнему сказывались последствия мировой ядерно-химико-биологической войны, да и бывшие семьи и окружение далеко не всегда смогли бы адекватно принять «возвращенцев».
В итоге, поскольку финальным меморандумом конференции землян и имперского Совета было закреплено земное присутствие в течение ближайших 100 лет с целью сотрудничества и наблюдения, большинство «дзэ» остались под земные гарантии своей безопасности, чаще всего, основывая собственные поселения или регионы компактного проживания. Меньшая часть рискнула вернуться на Континент, где их приняли по-разному, многие были восприняты как имперские шпионы и подвергнуты репрессиям, вплоть до смертной казни; здесь, однако, мы не могли проследить за каждым и оберегать их; они сделали свой выбор, и для кого-то, он оказался роковым.
Надо отдать должное имперским гражданам: избавленные от патологических убийц и палачей в своей среде, они в итоге восприняли приход землян не как вторжение завоевателей (чем оно и не могло быть в принципе, при малейшем умственном усилии размышляющего), а как «откровение», едва ли не на уровне Великого Откровения люденов для землян. Большинство имперцев переосознали особенности социального устройства своей страны, отношение к убийцам и «дзэ», очень и очень многие пришли к покаянию, храмы и монастыри испытывали прилив посетителей и жертвователей, а также желающих стать послушниками и служителями культа. Остальные, зачастую, привечали «дзэ» и способствовали их адаптации. Лишь в очень редких случаях наблюдалась враждебность, но со стороны как окружающих имперцев, так и «дзэ», такие проявления осуждались и усмирялись собственными силами.

Когда закончились наиболее тяжкие месяцы, связанные с адаптацией бывших невольников, пришло время совместного труда ученых. Прежняя система социальной дифференциации, подразумевающая выделение носителей генной «каиновой печати» в касту палачей, и основанная на использовании артефакта Странников, более была неприменима. Земляне раскрыли имперцам как можно более полно и доступно, Высокую Теорию Воспитания, однако, никоим образом ее не навязывая; предлагалось, по возможности, изыскать собственный синтез, в чем Земля обещала помочь.
То, к чему Империя шла затем целое поколение, стало похоже на земную систему воспитания, однако, даже с большей степенью либертаризма и эголитарности. Во главу угла ставилось раскрытие личности, становление Человека, а затем уже – определение его «социальных» позиций. Детекторы биосоциальной принадлежности остались и использовались, но уже не как категорическое средство разделения на принадлежность к «поясам», а как вспомогательный инструмент для педагогов.
Пока Империя переживала внутренние преобразования, подводный флот какое-то время оставался ни у дел. После того, как меморандум СК (совместной конференции) установил новые цели и задачи, флоты возобновили походы по океанам, но уже без явного разбоя. В случае, когда континенталы, воспользовавшиеся малейшей паузой в постоянной агрессии имперцев и отстроившие не только усиленные средства береговой обороны, но и собственные небольшие флоты, включая подводные – атаковали субмарины имперцев, те предпочитали избегать прямого столкновения, пытались выйти на связь для переговоров, и лишь в крайнем случае – защищали себя с помощью оружия. В конце концов, не без помощи прогрессоров и согласно поставленным задачам, между Империей и континентальными странами были заключены дипломатические отношения, постепенно возникло и наладилось торговое и научно-техническое сотрудничество. Восстановились прерванные на длительный период гражданские перевозки... Империя стала источником просвещения для стран континента – по-прежнему хорошо защищенным, технически и научно превосходящим, но более не безжалостным агрессором.
В таком состоянии на Саракше положение дел стало приходить к наилучшему желаемому исходу, и после длительных мытарств этот мир постепенно приближается к тому, чтобы стать первым безусловным успехом в истории прогрессорства: еще с полвека, и, возможно, цивилизация на Саракше станет полноправной и полноценной частью всего человечества.

В завершение мемуара хочу сказать, что Странники, за которыми всю свою жизнь гонялся Экселенц, или людены, которым нет дела до людей – тема, как оказалось, лишь для безполезных споров и «Великих Откровений», которые, однако, не имеют никакой практической ценности для нашей цивилизации, людей, Земли. «Институт чудаков» и его группа «людены» уже развернули свою деятельность и на Саракше – что ж, мы не в силах помешать Странникам, да и сотая доля процента «ушедших» к ним – не такая большая потеря для человечества, чтобы горевать по ней; а пока – у нас есть наша жизнь, наша цивилизация, наши интересы и возможности найти во вселенной собственное, человеческое, счастье.



Максим Отто Каммерер, 20 апреля, 2226 год единого летоисчисления Земли.

@музыка: Star Wars -- Across The Stars

@темы: стругацкие, сикорски, саракш, обитаемый остров, лунин, каммерер, империя