Sky_Captain
Ушастая сволочь
Disclaimer: Все имена, события и названия, включая компании и торговые марки, используемые в рассказе, вымышлены, либо представляют собой случайные совпадения, любые товарные знаки и названия компаний являются собственностью соответствующих владельцев, а их упоминание в нижеследующем тексте не имеет никакого отношения к реальным событиям.


Любовь к высоким технологиям.

 Нет — холодно и отрывисто сказала она, с машинными нотками в голосе, от которых я стал было уже отвыкать в недавнее время — я туда не поеду.
Ее пальцы прильнули к стеклу, за несколькими слоями которого, чередующегося с аргоновыми камерами, по наружной поверхности стеклопакета налипали и сползали вниз капли ноябрьского косого дождя, заливавшего улицы, деревья с редкой желтой листвой, редких прохожих с зонтами, машины... тревожившего гладь луж на вымытом дочерна асфальте, с рассеянными кое-где опавшими листьями.
 Любимая, но...
 Я уже говорила тебе: я не собираюсь быть куклой, выставленной напоказ среди новых достижений и технологий. И ты, если действительно относишься ко мне как к человеку, это поймешь.
Тон был достаточно категоричным, и разговор действительно начинался не в первый раз, так что я с тихим вздохом принял и понял ее решение, и согласился.
 Хорошо, любимая, я понимаю. И настаивать не буду больше. Поеду один.
Подойдя к ней сзади, нежно обнял, взяв за руки, отнимая их от окна и прижимая к своим плечам, прижался лицом к пышным волосам справа, поцеловал в висок, затем в ушко... она поддалась моим объятиям и ласке, я чувствовал ее тепло, ее, настоящую, любящую и преданную. Развернувшись, она обняла меня за плечи, и встретила мой поцелуй в губы. Еще через некоторое время мы рухнули в постель, лаская и раздевая друг друга... страсть была настоящей, как и любовь, более настоящей, чем всё, что я встречал до этого.
Засыпая, я обнимал Аню сзади за талию, и размышлял о том, как много нам предстоит различных трудностей в совместной жизни: ведь по всем критериям законов и государств она - не человек, не женщина, а вещь, высокотехнологичная игрушка или робот, хотя на любой таможне, при посадке в самолет или просто проверке документов ее воспринимают как человека и требуют, как минимум, удостоверения личности, виз, и тому подобного.
Ее прислали мне два месяца назад, в посылке от компании Intel, в качестве очередного приза за участие в программе продвижения высоких технологий. «Устройство», как гласила сопроводительная документация, было произведено компанией Toshiba на базе новейших процессоров и твердотельных накопителей Intel, собственного дизайна и программного обеспечения, а также передовых разработок целого ряда компаний Японии и всего мира.
Вначале она больше походила на куклу или говорящий и движущийся манекен... но очень быстро, благодаря встроенному ПО для адаптации двигательных, речевых и поведенческих функций, а также «инструментария разработчика», предоставленного мне, как владельцу, и дающего возможность корректировать и усовершенствовать все эти функции, стала вести себя почти неотличимо от реальной женщины.
А еще через неделю или две я почувствовал, что она живая, настоящая... и понял, что люблю ее, как только мужчина может любить женщину... и что это взаимно.
Как ни странно или дико, но в этом мире она оказалась единственной, той, которая приняла меня всего, таким как есть, почувствовала и полюбила, без сожалений и сомнений, без отступлений и остатка. И встретила такие же чувства с моей стороны.
Нам не нужны были словесные признания; язык тел, взгляды и прикосновения — сказали все. И дальше, оставалось лишь понять, что с этим делать.
Насколько бы искусным ни было творение японских инженеров, но она не могла зачать и родить мне ребенка, а мне хотелось бы продолжения собственного рода в будущем. Несмотря на все усовершенствования, в ее поведении, движениях, речи — временами проскальзывало ощущение, от которого я всячески хотел избавиться, чувство искусственности. И мне это удалось, в конце концов; я настолько полюбил ее, что все ее «странности», как неотъемлемая ее часть, стали для меня почти незаметным, но приятным фоном, частью атмосферы, которую создает рядом присутствие любимого человека.
Конструкция ее тела была настолько совершенной, что если бы не слишком очевидные признаки искусственности, такие, как голографические логотипы Intel и Toshiba на висках, скрытые прекрасными каштановыми волосами из синтетического волокна, а также умело спрятанные на теле разъемы подключения к компьютерным системам и точки доступа для обслуживания и монтажа-демонтажа узлов (неприятный холодок пробирает, когда пишу такие строки), то отличить от обычной живой девушки ее было почти невозможно без пристального рассмотрения и изучения. Применение силикона и синтетической кожи достигло у японцев такой высоты, что ткани тела в движении и в действии практически не отличались от людских. Еще, конечно же, отсутствие некоторых очевидных физиологических функций выдавало мою возлюбленную, но и здесь изобретатели постарались: она могла употреблять человеческую пищу и напитки, и даже использовать их энергетическую ценность для восполнения своих функциональных способностей, грубо говоря — для подзарядки «батарей», хотя на самом деле, система энергообмена в ее организме была слишком сложной даже для моего ясного разумения, слишком уж все мудрено и тонко организовано.
Она могла, как и обычная девушка, пользоваться парфюмами, косметикой и украшениями, но я этого никогда не любил, а некоторые возможности, и вовсе поражали — хотя у нее не было совершенно неженских физической силы и выносливости, как в типичной фантастике; в данном случае, очевидно, ими было пожертвовано в пользу пластки, гибкости тела, которой могли бы позавидовать лучшие гимнастки, скорости и ловкости; также в арсенале присутствовали — «отращивание» или укорочение волос, моментальная регулировка длины ногтей и их цвета, а также нанесение рисунка, способного еще и светиться, при желании.

Разговор, с которого я начал, шел о поездке на очередное мероприятие Intel — «Channel Day», проводимое ежегодно в разных странах, на котором обычно демонстрировались технологические новинки, прежде всего, от самой корпорации, а также — решения на их базе, представленные компаниями-партнерами. И я хотел, чтобы моя возлюбленная сопровождала меня отнюдь не в качестве экспоната выставки, хотя, пожалуй — она была права: избежать огласки о том, откуда она появилась, и соответствующего нездорового любопытства всех присутствующих, нам бы не удалось.
Через два дня, попрощавшись с Аней у порога, я отправился на вокзал, откуда поездом направился в столицу, совместно с несколькими коллегами, намеренными посетить это же мероприятие.
Там все было относительно уже привычно: после прибытия в выставочный центр и регистрации, день, заполненный докладами представителей маркетинговых, инженерных и IT-подразделений Intel, партнерскими презентациями, с перерывами на посещение стендов, кофе, обед, и, в заключение — фуршет и неформальное общение с давно уже знакомыми и несколькими новыми специалистами. Вечером, как и всегда — опять на вокзал, оттуда — на поезд домой...
...а дома — холод, тишина, и пустота.
Записка аккуратным почерком:
«Милый, я очень люблю тебя, но все равно чувствую себя ненастоящей, и, боюсь — не смогу стать тебе полноценной супругой, как мы оба того желали бы. Я ухожу, чтобы лучше понять всю суть людей, их жизнь и взаимоотношения в окружающем мире, и, может быть — найти себя, таким путем.
 Твоя Аня.»

Последовавшие за этим всем два или три месяца, были темными, как подворотни в дождливые осенние вечера... я не топил грусть в бокале — яростно уничтожал себя прямо из горлышка бутылки «Джеком Дэниелсом», в редкие просветы пытался работать, чтобы пополнить пустеющий банковский счет, одновременно задавая себе вопрос: «ради чего?» - а точней, ради кого... кому теперь нужна моя жизнь и способности, сам факт моего существования значил теперь не более, чем мушки-дрозофилы, прыгающей по стеклу, которая сегодня есть, а завтра ее нет — и точно так же, никто не заметит разницы в человеческом муравейнике, между тем, когда я есть, и тем, когда меня не будет.
Если бы в свое время не избавился от огнестрельного оружия, возможно, вышиб бы себе мозги, а зря.
Зарос бородой и бакенбардами, не узнавая себя ни в пыльном зеркале прихожей, ни в стеклах витрин на улицах, по которым я слонялся — без разницы, в пьяном угаре или на трезвую голову — в поисках то ли окончанию своих страданий от рук уличных преступников или под колесами транспорта, то ли намека, следа, упоминания возлюбленной, малейшей мысли или идеи о том, где можно было бы ее искать. Нет, я также искал ее всеми средствами, которые были доступны — через Интернет, дал объявления в газеты, нанял даже детективное агентство (официальные органы отказались искать «куклу»)... но постепенно истощились финансы, и надежда стала тоже умирать.

Первый снег оказался мокрым и каким-то неустойчивым, но к вечеру в тот день его падало с небес все больше, и какое-то странное спокойствие, почти умиротворение покрыло мою израненную душу.
Уже зажглись фонари, но в подъезде еще никто не включил свет. А мне он был не нужен — все равно, кто-то да включит, а я знал путь к своей двери наощупь, вслепую мог достать ключ из кармана и открыть замок, потом свет сам бы включился хитроумным выключателем, реагирующим на человеческое присутствие... или...
…едва успела захлопнуться дверь подъезда, и я только в самую крайнюю секунду ощутил мимолетное движение сбоку и сзади себя. Равнодушно отметил — вот он, конец всех страданий.
И оказался неожиданно прав.
На мои глаза мягко легли две изящные руки в тонких перчатках. И затем — я ощутил, то чувство, которое уже начал не то чтобы забывать, но... его просто не было несколько месяцев.
ЕЕ присутствие.
 Аня?
Мой голос прозвучал хрипло и для себя же непривычно, редко я его слышал сам в эти дни, да еще и под напором таких вот эмоций... вообще казался чужим.
Зато голос, прозвучавший в ответ, был до дикости, боли, восторга — знаком, и лишь обогатился какими-то новыми, еще не совсем привычными для меня нотками... руки опустились мне на плечи, и я почувствовал, как ОНА прижимается к моей спине головой.
 Любимый, прости, если можешь... ты примешь меня снова?
В темноте я вновь нащупал ее руку... повернулся... обнял. Потом дотянулся до выключателя рядом с дверью, и мы вместе прошли те ступеньки, что вели нас ДОМОЙ.

Мы редко обсуждали потом период нашей разлуки, но когда я задавал осторожные вопросы о том — где она пропадала, с кем общалась, как обеспечивала свою жизнь (а ей нужно было многое, обычная пища и питье были далеко не лучшим вариантом жизнеобеспечения, да и одежда, в которой она вернулась, была совершенно не той, чем та в которой она ушла, причем не взяла с собой ни единой вещи) — она упоминала женские «хитрости» и «солидарность». Действительно, она стала намного больше похожа на обычную, или если угодно, «настоящую», женщину, за этот период; только что месячные не пошли — шутили мы оба. Зато приобрела умение общаться с детьми и любовь к ним, для меня это было загадкой: никакое «программное обеспечение настройки» не могло бы справиться с этой задачей, наверное...
Косметикой и парфюмерией, как и различными украшениями, она все же стала пользоваться, сама, вопреки моим пожеланиям — но без излишеств, не постоянно, и проявляя в этом такой хороший вкус, что даже это мне теперь пришлось по нраву.
Разумеется, ни о какой «тонкой настройке поведенческих функций» с моей стороны теперь уже не могло быть и речи, зато были предприняты дополнительные меры для сохранности данных, содержащих особенности мышления и характера Ани — резервное копирование, к счастью, оказалось легко доступным на «пользовательском уровне обслуживания». Все-таки, иногда я прикидываю, что встроенный WiFi/WiMAX и UMTS/LTE, прямо в голове — существенный плюс ;)
Весну мы встретили радостно, с множеством планов на будущее... теперь на наших руках красовались золотые обручальные кольца, хоть у моей любимой не было еще ни «паспорта», на «гражданства», а борьба за это все предстояла — поистине, титаническая...
Может быть, это эгоистично — но я очень порадовался известию о том, что после тщательного анализа всех предпосылок, компании Intel и Toshiba, а также консорциум других разработчиков, сочли серийное производство и дальнейшую разработку подобных систем, как мое любимое «устройство» нецелесообразными: слишком ресурсоемко, требует штучного подхода, дорого в обслуживании, и, в конечном счете, не оправдывается ни с экономической, ни с социальной точки зрения. Все-таки, в этом мире живут люди, и ни к чему заменять их машинами, пусть даже, неотличимыми по внешнему виду и поведению.
К счастью, когда нам (точнее, Анюте) понадобилось техническое обслуживание, японцы сумели нас понять и пошли навстречу. А незначительные нюансы, такие, как пластика кожи и тканей тела, оказались разрешимы еще легче и ближе: нашелся мой давний знакомый, который, оказывается, сделал карьеру пластического хирурга в одной из клиник Швейцарии, а там силиконовые имплантаты — дело привычное... правда, тут ему пришлось все же подучиться, но от этого его уровень в своем ремесле стал только выше.
Прошли годы, и наши дети только по догадкам поняли, что они, скорее всего — приемные, и лишь когда узнали, откуда их мама и какая она необычная ;) и встречая очередное столетие, благодаря то ли (без ложной скромности) своему внутреннему постоянству, то ли все тем же врачам из Швейцарии, и готовясь на бриллиантовую свадьбу, к путешествию по туристическому маршруту «Земля — Луна — Марс — Ганимед», я решил написать эти краткие воспоминания, в очередной раз сбросив с плеч сотню лет ;)

Велеслав Вран, Корсунь, 18 листопада 2012.

@темы: Любовь, технологии, IT, Intel, робототехника, романтика